Адвокатская монополия: быть или не быть

Адвокатскую монополию на представительство в судах введут через пять лет

Адвокатская монополия: быть или не быть

Введение адвокатской монополии позволит обеспечить повышение уровня правовой помощи, следует из проекта документа

Е. Разумный / Ведомости

С 1 января 2023 г. осуществлять представительство во всех судебных инстанциях и оказывать юридические услуги на платной основе вправе будут только адвокаты, об этом говорится в проекте Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи, который опубликовал во вторник Минюст.

Исключение будет сделано только для сотрудников юридических служб предприятий и представителей НКО, оказывающих юридические услуги бесплатно.

Иностранным юристам позволено будет работать в России на основании принципа взаимности: работать по специальности юристы иностранных государств смогут только при условии их регистрации в специальном реестре, который ведется Минюстом, при соблюдении принципа взаимности (то есть иностранное государство, в котором данное лицо является адвокатом или юристом, предоставляет российским адвокатам на своей территории статус, позволяющий оказывать юридическую помощь) и лишь по вопросам права данного иностранного государства.

Приказано консолидироваться

Введение адвокатской монополии позволит обеспечить повышение уровня правовой помощи, следует из проекта документа.

Сегодня с этим есть проблемы, признаются авторы концепции: за два последних года только в центральном аппарате Минюста получили более 1000 жалоб и заявлений граждан, связанных с предоставлением юридических услуг ненадлежащего качества лицами, не обладающими статусом адвоката.

В свою очередь квалификационные коллегии адвокатских палат ежегодно привлекают к ответственности за нарушение норм адвокатской деятельности около 3000 человек, однако ничто не мешает бывшим адвокатам продолжать оказывать услуги низкого качества в нерегулируемом сегменте рынка. Между тем, по данным Росстата, объем платных услуг населению по разделу «услуги правового характера» в 2016 г. составил 96,5 млрд руб., отмечают авторы концепции.

Кнут и пряник

Адвокатура не рассматривалась как единственная, но была в итоге признана оптимальной платформой для объединения профессии, пишут авторы концепции: там уже установлены единые требования на допуск к профессии, этические стандарты, существуют определенные гарантии адвокатской деятельности – такие, как адвокатская тайна, адвокатский запрос, особый порядок привлечения к ответственности. Наконец, адвокатура является общепринятой и понятной мировому сообществу конструкцией, что обеспечит синхронизацию реформы с интеграцией российского рынка юруслуг в международный юридический бизнес. Осталось только подкорректировать существующее регулирование адвокатской деятельности, которое пока «не создает точек роста для развития института», полагают в Минюсте.

Привести его в соответствие с требованиями современного рынка позволит введение новых организационно-правовых форм адвокатских образований — таких, как общество с ограниченной ответственностью, непубличное акционерное общество, полное товарищество, производственный кооператив.

Это позволит заключать договор как с определенным адвокатом, так и с адвокатским образованием как юридическим лицом (а это удобнее, когда дело требует привлечения широкого круга юристов). Еще одна новелла — адвокатам разрешат работать по трудовым договорам.

Наконец, существенную выгоду может принести открывающаяся перед адвокатскими образованиями возможность участвовать в закупках юридических услуг частными, государственными и муниципальными организациями. Наконец, оказываемые адвокатами услуги по-прежнему не будут облагаться НДС, обещает Минюст.

Действующий режим обложения страховыми взносами также планируется сохранить.

Три этапа

Проект концепции предполагает, что реформа юридического рынка будет идти в три этапа: в 2018 г. следует обеспечить внесение необходимых изменений в нормативную базу: править придется закон об адвокатуре, Гражданский, Трудовой и Налоговый кодексы, а также процессуальное законодательство и законодательство о госзакупках.

В 2019 г. должен быть введен временный упрощенный порядок перехода практикующих юристов в адвокатуру: им придется сдавать экзамен только на знание закона об адвокатской деятельности и адвокатуре.

Авторы концепции обещают «максимально удобную и технологичную процедуру сдачи такого экзамена с использованием технологии удаленного доступа» и необременительный размер взносов, которые платят при вступлении в адвокатуру.

Наконец, с 1 января 2023 г. начнется третий этап, и это будет означать введение адвокатской монополии на оказание платных юруслуг и представительство в судах.

Главное — не паниковать

Еще минувшей весной министр юстиции Александр Коновалов давал понять, что проект концепции находится в достаточно сыром состоянии и быстро готов не будет.

Завершение работы ускорил демарш Ассоциации юристов России (АЮР), знает участник рабочей группы, которая работала над проектом концепции: председатель комитета Госдумы по госстроительству (а также сопредседатель АЮР) Павел Крашенинников в октябре инициировал законопроект, вводящий альтернативу «адвокатской монополии» – образовательный ценз для судебных представителей. Предполагалось, что выдавать лицензии на занятие такой деятельностью и проводить аккредитацию иностранцам будет «общероссийская общественная организация», то есть АЮР. Минюсту удалось «отбить» эту инициативу через правительство, вспоминает собеседник «Ведомостей», и теперь уже с альтернативой медлить не стали.

Президент Федеральной палаты адвокатов (ФПА) Юрий Пилипенко говорит, что адвокатура готова к введению монополии: реформу обсуждают уже шесть лет, и все это время представители корпорации не сидели сложа руки.

Обсуждаемым остается разве что размер вступительного взноса, который очень волнует независимых юристов. Сейчас в каждом регионе адвокатские палаты устанавливают свой размер «входного билета» в адвокатуру, напоминает Пилипенко. Но решение будет найдено, уверен он.

«Мы можем договориться о размере взноса и сделать его приемлемым», – говорит президент ФПА.

Рано или поздно консолидация должна будет произойти, уверен партнер «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Дмитрий Степанов. Сегодня юридический рынок — это практически нерегулируемый сектор, замечает он: даже понятие «юридические услуги» как таковое отсутствует, адвокаты старой школы вообще предпочитают термин «правозащита». Говорить о развитии рынка в таких условиях не приходится.

По словам Степанова, последняя версия концепции выгодно отличается от предыдущих: она лучше структурирована, подробно проработаны варианты создания коммерческих структур и отношения с доверителем, при этом адвокаты сохраняют налоговые льготы, то есть Минюст очевидно отдает предпочтение политике не кнута, а пряника. Эксперт отмечает, что корректно решен вопрос допуска на рынок иностранных юристов: в его основу положен принцип взаимности. В общем и целом такие изменения будут означать скорее шаг вперед, констатирует он.

Управляющий партнер Hogan Lovells в России Оксана Балаян не видит в предлагаемых изменениях ничего экстраординарного — аналогичная практика регулирования рынка есть во многих странах. Конечно, пока не очень понятно, как это будет имплементировано в национальное законодательство, но нужно не паниковать, а внимательно следить за ходом обсуждения концепции, рассуждает она.

Источник: //www.vedomosti.ru/politics/articles/2017/10/24/739239-advokatskuyu-monopoliyu

5 мифов о «монополии адвокатуры», или Почему бизнесу не нужно бояться

Адвокатская монополия: быть или не быть

На конституционном уровне введено исключительное право адвокатов на представительство других лиц (в том числе и юридических) в судах, которое уже окрестили «адвокатской монополией». Та же норма содержится и в новом профильном законе для судебной системы.

Эта тема ожидаемо оказалась в центре особого внимания бизнеса.

После публикации на сайте Forbes Украина материала, обозначающего вероятные пагубные тенденции, закладываемые законодательными нововведениями, развернулась неформальная дискуссия между сторонниками и противниками «монополии адвокатуры».

Валентин Гвоздий, заместитель Главы Национальной ассоциации адвокатов Украины, предлагает альтернативную точку зрения на обновленные полномочия адвокатов и стремится тем самым развеять основные пугающие мифы.

Згадайте новину: Адвокатська монополія на представництво в судах – мета керівників-контролерів адвокатського корпусу

Миф №1: монополия адвокатуры плоха как принцип

Вполне понятно, что термин «монополия» никогда не имел для бизнеса положительной коннотации. Неудачная метафора заложила определенное предвзятое отношение к этому явлению. Однако на самом деле речь идет об упорядочении и приведении рынка юридических услуг к мировым стандартам по аналогии с развитыми сильными экономиками таких стран, как Германия, США, Великобритания и др.

Высоких стандартов качества можно достичь лишь тогда, когда будут установлены жесткие, но прозрачные механизмы ответственности участников рынка и четко урегулированы условия работы на рынке – равные для всех, кто такие услуги оказывает

В развитой экономике существует высокая потребность в качественной правовой помощи, которая, в условиях справедливого суда и верховенства права является залогом развития бизнеса.

Высоких стандартов качества можно достичь лишь тогда, когда будут установлены жесткие, но прозрачные механизмы ответственности участников рынка и четко урегулированы условия работы на рынке – равные для всех, кто такие услуги оказывает. Без монополии достичь этого невозможно.

Миф №2: адвокаты хуже, чем просто юристы

Такое мнение активно навязывается бизнесу теми юристами, которые не являются адвокатами. Однако, на самом деле понятно, что истинным мотивом для распространения таких мнений является то, что юристы просто теряют рынок, ведь теперь перед ними выбор: потерять клиента или все же стать адвокатом и сохранить клиента.

Поскольку процесс получения статуса адвоката является сложным (нужно сдать квалификационный экзамен, пройти стажировку, нести ответственность за свою деятельность по оказанию правовой помощи в рамках дисциплинарных процедур и др.

), то опасения юрисконсультов и юристов вполне понятны.

Однако, бизнес должен понимать, что в отличие от юриста (деятельность которого регулируется законом) адвокат, как юридический советник, имеет целый ряд сильных преимуществ:

  • отношения клиента и адвоката защищены законом (адвокатская тайна);
  • адвокат несет полную дисциплинарную ответственность за возможные нарушения закона и может лишиться права практиковать (в условиях монополии каждый адвокат будет ценить свой статус, так как потеря статуса будет означать для него потерю профессии и бизнеса);
  • адвокат наделен целым рядом специальных прав, раскрывающих широкие возможности для защиты интересов клиента (например, адвокатский запрос, за непредоставление ответа на который установлена административная ответственность);
  • адвокат обязан постоянно повышать свою квалификацию (не буду иронизировать, постоянное обновление знаний является не только требованием законодательства к адвокатам, но просто условием успеха любой карьере в XXI веке – эта формула не нова, и касается не только адвокатуры, но и бизнеса);
  • адвокат имеет доступ к целому ряду государственных реестров, что упрощает и ускоряет работу над запросами клиента;
  • профессиональная ответственность адвоката должна быть застрахована (страхование профессиональной ответственности адвокатов должно быть введено до 2020 года поэтапно).

Все эти и многие другие преимущества адвокатуры перед нерегулируемым рынком юридических услуг являются нормой в развитых странах и гарантией качества правовой помощи.

Читайте статтю: Адвокатська монополія: що про це думають юристи?

Миф №3: уже завтра в суды пустят только адвокатов

Стоит знать, что нововведение вступает в силу поэтапно, и впереди фактически три года постепенного внедрения реформы. Закон дает достаточно времени практикующим юристам на то, чтобы стать адвокатом. Поэтому бизнес еще может рассчитывать на своих юристов.

  • с 2017 года исключительно адвокаты будут представителями в Верховном суде,
  • с 2018 – в специализированных и апелляционных судах,
  • с 2019 практика распространится на суды первой инстанции.

Нельзя не упомянуть тот факт, что не только бизнес, а и государственные органы – с 2020 года – будут обращаться к адвокатам для участия в судебных спорах. Что поставит власть и бизнес в равные условия.

Миф №4: адвокаты будут чрезвычайно дорогими

Как показывает практика развитых стран (в частности, Германии), такой страх не имеет под собой реальных оснований. В нынешней Германии, при населении более 60 млн человек, работает 160 000 адвокатов. В Украине же на 46 млн населения – 36 000 адвокатов. Однако после введения монополии ожидается рост числа адвокатов где-то до 150 000 человек.

Как видим, у нас будет даже больше адвокатов, чем в Германии в расчете на человека.

При этом цена на юридические услуги, которые, с точки зрения бизнеса, являются ничем иным, как товаром,  формируется рынком и здоровой конкуренцией.

При наличии такой армии адвокатов удерживать неоправданно высокую цену будет нереально. Адвокаты вынуждены будут отвечать реальным ценовым вызовам рынка, который сам себя урегулирует.

Читайте статью: «Проадвокатский» проект – адвокатская монополия: а кто-нибудь вспомнит, что это неконституционно?

Миф №5: на адвокатов можно будет давить из-за их страха потерять статус адвоката в дисциплинарных процедурах

Сейчас закон Украины «Об адвокатуре и адвокатской деятельности» очень четко урегулировал дисциплинарные процедуры для адвокатов.

Действующий закон был в свое время разработан международными специалистами, и, как следствие вобрал в себя лучший опыт европейских стран в этой сфере.

Решение о привлечении к дисциплинарной ответственности можно обжаловать как в вышестоящие органы адвокатуры, так и непосредственно в суд.

Кроме того, в условиях монополии вырастет уровень ответственности всех адвокатов в части того, кого выбирать в органы адвокатского самоуправления, ведь именно от этих коллег будут зависеть, в том числе, и принятые решения в дисциплинарных процедурах. Такой подход в целом обеспечит качество работы органов адвокатского самоуправления, что положительно отразится на уровне профессиональных услуг.

Проевропейские реформы (и это касается не только адвокатуры) нужно воспринимать не только как расширение свобод и возможностей, но и как увеличение ответственности и повышения стандартов профессионализма

Жесткие требования доступа к профессии, адвокатская этика, дисциплинарная ответственность, саморегуляция профессии, а также автономный бюджет (формируется из личных взносов адвокатов, как гарантия независимости адвокатуры) предусмотрены действующим законом «Об адвокатуре и адвокатской деятельности».

Такие правила работы адвокатуры действуют с 2012 года в соответствии с реформаторским профильним законом. Документ был принят как евроинтеграционный, и его утверждение в парламенте было одним из условий подписания Соглашения об ассоциации с Евросоюзом.

В результате, благодаря международному давлению, принят абсолютно проевропейский закон и создана независимая система адвокатского самоуправления.

Сегодня украинская адвокатура является примером success story среди адвокатур на мировой арене. За 3,5 года существования Национальной ассоциации адвокатов Украины построена современная европейская адвокатура.

Важно то, что благодаря активной международной деятельности и адвокатской дипломатии украинским адвокатам открыты возможности для работы за рубежом в интересах их клиентов.

Уже сейчас по упрощенной процедуре украинские адвокаты сдают экзамен и становятся solicitors в Великобритании, входят в реестры адвокатов европейских стран (Германия, Польша, Словакия, Чехия, Венгрия и др.) Это новые горизонты, которые мы открываем для профессиональной реализации благодаря консолидированным корпоративным усилиям адвокатов.

Проевропейские реформы (и это касается не только адвокатуры) нужно воспринимать не только как расширение свобод и возможностей, но и как увеличение ответственности и повышения стандартов профессионализма.

Рост профессионального уровня защиты прав граждан и юридических лиц в результате внедрения реформы выглядит столь очевидным, что навешивание ярлыков на реформу дискредитирует не столько новые правила, сколько тех, кто их не понимает.

Валентин Гвоздий – заместитель Главы Национальной ассоциации адвокатов Украины, Совета адвокатов Украины, управляющий партнер юридической компании GOLAW

Источник: Forbes

Источник: //protocol.ua/ua/5_mifov_o_monopolii_advokaturi_ili_pochemu_biznesu_ne_nugno_boyatsya/

Как будет внедряться адвокатская монополия с 2018 — 2019 года?

Адвокатская монополия: быть или не быть

Законопроект Минюста об адвокатской монополии

Ход работы над Концепцией

Этапы перехода к адвокатской монополии и процедура для юристов

Перспективы для ILF

Законопроект Минюста об адвокатской монополии 

По адвокатской монополии Минюст пока подготовил только проект Концепции перехода к новой форме работы (подробности — в статье «Концепция регулирования рынка профессиональной юридической помощи»). В чем заключается предполагаемая монополия?

Речь не идет о том, что во всех сферах любые юруслуги будут оказываться только адвокатами. Монополизации будет подвергнуто только судебное представительство. При этом юристам, работающим инхаус, т. е. в составе юридических подразделений организаций, не нужно будет оформлять статус адвоката, однако может потребоваться представление в суд трудового договора.

Проект Концепции вызвал широкий резонанс. Основные влиятельные группы противников — представители:

  • ILF (International Law Firms) — международных юрфирм;
  • общественных организаций юристов (Ассоциации юристов России и др.), которые в случае реализации проекта адвокатской монополии могут в значительной степени утратить свое влияние. 

До разрешения возникших противоречий и корректировки проекта Концепции в соответствии с достигнутыми компромиссами, принятия ее в окончательном виде не стоит ожидать выдвижения законопроекта Правительством.

Ход работы над Концепцией 

Идея введения исключительно адвокатского представительства в гражданских формах судебных процессов существует давно. В частности, такая норма была заложена в ч. 5 ст. 59 Арбитражного процессуального кодекса РФ (АПК РФ) в 2002 году. До этого, в 1995–1998 годах, юридические услуги лицензировались.

Можно выделить следующие этапы работы над текущим проектом Концепции:

  1. Принятие госпрограммы «Юстиция», утв. постановлением Правительства РФ от 15.04.2014 № 312.
  2. Внесение в сентябре 2017 года законопроекта «Об осуществлении представительства…» № 273154-7 об обязательности российского юридического образования для лиц, представляющих интересы сторон во всех видах судебных процессов (см. подробности в сообщении на сайте). Правительство РФ негативно оценило законопроект, в котором предлагается установить для иностранных граждан, обучавшихся не по российским образовательным программам, экзамен с целью допуска к представительству, сдаваемый в общественной организации (полагают, что это ускорило работу над Концепцией). Законопроект отложен при рассмотрении в 1-ом чтении.
  3. Публикация 24.10.2017 на сайте Минюста РФ проекта Концепции для обсуждения.
  4. Направление в декабре 2017 года 32 ILF обращения в Минюст РФ с возражениями, касающимися регламентации работы иностранных фирм, оказывающих юруслуги. По мнению авторов обращения, запрет на работу филиалов иностранных фирм приведет к вытеснению их с рынка (ниже рассказывается о том, какие положения вызвали такую реакцию). 

На момент публикации настоящей статьи окончательный вариант Концепции не опубликован.

Этапы перехода к адвокатской монополии и процедура для юристов 

В проекте Концепции, разработанной Минюстом РФ, заложены следующие сроки и мероприятия. 

Сроки этапаизменений
2018 год1. Введение коммерческих ОПФ адвокатских образований с разрешением преобразования в эти виды юрлиц, оказывающих правовые услуги. При этом предполагается запрет на иностранное участие в адвокатских организациях.2.Разрешение заключать трудовые договоры между адвокатскими образованиями и адвокатами.3. Введение соответствующих изменений в НК РФ
2019 годУстановление льготных правил вступления в адвокатуру для лиц, проработавших 5 лет в организациях, оказывающих юридические услуги: дистанционная сдача экзамена, освобождение от целевых взносов и др.
2020–2022 годыВступление в адвокатуру основной массы частных юристов. По результатам мониторинга ситуации этап может быть продлен

При достаточной численности адвокатского корпуса с 01.01.2023 будет введено требование о наличии статуса адвоката для представительства во всех видах судебных процессов.

Облегченные условия для вступления в адвокатуру предусмотрены для довольно узкой категории (п. 6.2 Концепции).

Для юристов, которые оказывают юруслуги в качестве ИП, работают в организациях или увольняются с государственной или муниципальной службы, послаблений при вступлении в адвокатский корпус не предусмотрено.

Между тем взносы в некоторые палаты на начальном этапе работы достигают 150 тыс. руб. Устанавливаются они решениями палат, а не нормативными актами (см. статью «Как получить статус адвоката и что он дает?»).

Перспективы для ILF 

В проекте Концепции (п. 5.6) предлагается введение в отношении ILF и иностранных юристов следующего регулирования:

  1. Регистрация в специальном реестре, который ведется Минюстом РФ, для работы по вопросам права государства — места регистрации юрфирмы, если это государство предоставляет аналогичные возможности российским адвокатам и адвокатским образованиям.
  2. Возможность получения иностранцами статуса адвоката в РФ и работы по применению российского права, если они имеют высшее юробразование, полученное в РФ или СССР, либо иностранное, признаваемое на началах взаимности (т. е. если гражданин РФ вправе получить в данном государстве статус адвоката или аналогичный с образованием РФ).
  3. Юруслуги по вопросам российского права (в том числе судебное представительство) смогут предоставлять только российские адвокатские образования с ограничениями, исключающими иностранное участие в них. 

Источник: //rusjurist.ru/advokatura/kak_budet_vnedryatsya_advokatskaya_monopoliya/

Адвокатская монополия: мифы и реальность

Адвокатская монополия: быть или не быть

Давайте разберёмся, что именно предлагает Министерство юстиции РФ и какие последствия это повлечёт для юридического бизнеса.

Кого коснётся Концепция?

В данный момент юридические услуги по гражданским делам может оказывать вообще любое лицо: не установлено требований даже о наличии юридического образования.

Ограничения установлены только для уголовных дел (требуется статус адвоката) и дел, вытекающих из публичных отношений, рассматриваемых в порядке Кодекса административного судопроизводства РФ (например, об оспаривании действий или решений органов власти, о снижении кадастровой стоимости недвижимости и т.д.), где представителю требуется высшее юридическое образование.

Основная цель любого регулирования юридической профессии сводится к двум основным аспектам:

  1. Создание входных барьеров: лиц, желающих оказывать юридические услуги проверяют на соответствие минимальным квалификационным требованиям;
  2. Возможность отстранения от профессии лиц, оказывающих некачественные услуги или нарушающих этические нормы.

В разных странах данные цели могут достигаться различными способами, в том числе путём установления обязательного членства в неких саморегулируемых организациях.

В своей Концепции Минюст избрал другой – также весьма распространенный – вариант: обязательное наличие статуса адвоката для лиц, желающих оказывать правовую помощь по любым категориям дел.

В этой связи, обсуждая положения Концепции, многие юристы любят употреблять термин «адвокатская монополия».

Представляется, что такой термин не вполне справедлив, так как Концепция предусматривает огромный перечень исключений – случаев, когда представлять чьи-либо интересы в суде можно будет и без статуса адвоката. Итак, получать адвокатское удостоверение или статус адвокатского образования не потребуется:

  • юристам, работающим по трудовому договору (инхаусам), в том числе в управляющих компаниях холдинговых структур;
  • чиновникам и служащим государственных и муниципальных органов;
  • нотариусам, арбитражным управляющим, патентным поверенным, аудиторам – в рамках осуществления ими профессиональной деятельности;
  • близким родственникам, законным представителям;
  • руководителям организаций при представлении интересов таких организаций;
  • некоммерческим организациям, оказывающим бесплатную юридическую помощь (например, общества защиты прав потребителей, негосударственные центры бесплатной юридической помощи, юридические клиники при вузах).

Сейчас также обсуждается возможность для  неадвокатов оказывать помощь без судебного представительства (консультировать, составлять документы) по простым, типовым вопросам (например, в сфере страхования, социального обеспечения, регистрации юр лиц и ИП). Более того, право на подготовку научных правовых заключений, в том числе на возмездной основе, может быть сохранено у вузов, научных и исследовательских организаций и лиц, имеющих ученую степень по юридической специальности.

На кого же в итоге Концепция будет распространяться?

По сути, только на частнопрактикующих юристов-неадвокатов и неадвокатские юридические компании.

Почему юристы не хотят становиться адвокатами?

В ходе реализации Концепции предусмотрено статистическое исследование количества юристов-неадвокатов и юристов со статусом адвоката. Пока же точными цифрами мы не располагаем, однако, и без того очевидно, что юристов-неадвокатов в сфере правовой помощи по гражданским делам существенно больше. В чём же причина?

Я категорически не согласна с тезисом о низкой квалификации неадвокатов: они, мол, не обладают необходимыми знаниями и не в состоянии сдать экзамен. Такие случаи, конечно, встречаются, но являются скорее исключением.

Напротив, вокруг мы можем наблюдать огромное количество высококлассных специалистов и уважаемых юридических фирм, не стремящихся влиться в ряды адвокатуры.

Не прельщают их ни возможность направлять адвокатские запросы, ни режим адвокатской тайны, ни рост доверия и уважения со стороны клиентов.

Основная же причина такого положения дел, на мой взгляд, кроется в том, что юридический бизнес – это, прежде всего, бизнес. При этом ограничения, накладываемые Законом об адвокатуре и адвокатской деятельности, зачастую существенно усложняют или вовсе делают невозможным построение современной и эффективной бизнес-структуры.

Вот основные претензии, высказываемые юридическим сообществом.

Невозможность гибко решать вопросы распределения прибыли между партнёрами и нанимать адвокатов «на зарплату».

В настоящий момент адвокат может либо практиковать индивидуально (адвокатский кабинет), либо объединиться с другими адвокатами в коллегию адвокатов или адвокатское бюро.

Ни одна из этих моделей не предусматривает возможность для адвоката быть принятым на работу по трудовому договору (более того, это прямо запрещено действующим законодательством).

Кроме того, договоры с доверителями заключаются не от имени адвокатского образования, а от имени конкретного адвоката (в коллегии) или всех адвокатов (в бюро).

Однако реалии современного юридического бизнеса таковы, что, как правило, юрфирма состоит из одного или нескольких партнёров и большого числа юристов «на зарплате». Партнёры имеют долю в прибыли организации и могут распределять эту прибыль в соответствии с собственными договоренностями. Реализовать данную модель в рамках современной адвокатуры невозможно.

Адвокатская деятельность – непредпринимательская, а адвокатские образования – некоммерческие организации.

Безусловно, эти положения носят особый этический характер: не зря право на квалифицированную правовую помощь – это конституционное право граждан РФ. Однако с этим связан ряд совершенно необоснованных ограничений, таких как невозможность применять упрощенную систему налогообложения или защищать право на своё фирменное наименование.

Спорная дисциплинарная практика адвокатских палат в регионах.

Прошедший год запомнился юридическому сообществу громкими скандалами вокруг лишения адвокатского статуса в Башкортостане и Мордовии.

В одном случае адвоката лишили статуса за несоблюдение дресс-кода в суде, в другом – за обличительные посты в соцсетях.

Казалось бы, всего пара неоднозначных ситуаций на всю страну – не так уж и много, ведь очевидно, что никакая система привлечения к ответственности не может быть защищенной от ошибок на 100%.

Однако здесь адвокатура становится заложником так называемой «эвристики доступности»: как мало бы не было несправедливых решений, именно они привлекают внимание СМИ и юридической общественности.

При этом о повседневной работе квалификационных комиссий, когда Палата, напротив, защищает своих членов от нападок со стороны правоохранительных органов или наказывает так называемых «карманных адвокатов» следствия, не пишет и не знает практически никто.

В результате за прошедший год у неадвокатского юридического сообщества сложилось негативное впечатление об адвокатских палатах как о структурах, которые не только не будут отстаивать их интересы, а, напротив, являются неким репрессивным механизмом, призванным держать адвокатов в страхе и послушании.

В отличие от двух предыдущих проблем, решение этой кроется не в изменении нормативной базы «сверху». Только само адвокатское сообщество может сформулировать разумные и недвусмысленные требования к поведению своих членов.

Только сами палаты могут выстроить работу квалификационных комиссий так, чтобы каждый добросовестный и порядочный адвокат был уверен: даже в ситуации конфликта с органами власти или судом ему бояться нечего – он под защитой.

Когда ждать перемен?

Реализацию Концепции планируется проводить в течение 2018-2023 годов в 3 этапа.

I этап: 2018 год – решаем проблемы

На этом этапе планируется решение обозначенных выше проблем, в том числе решение вопросов с возможностью создания адвокатами коммерческих организаций, найма адвокатов по трудовому договору «на зарплату» (но только адвокатскими образованиями или адвокатами!), а также решение проблемы со средствами индивидуализации адвокатских образований.

Также на этом этапе будет проводиться большая работа по уточнению режима налогообложения адвокатов и адвокатских образований. Помимо допущения УСН обсуждаются и другие возможные бонусы, например, введение режима «прозрачности для налогообложения» (налогом облагаются только доходы адвокатов-партнеров, но не прибыль адвокатского образования).

II этап: 2019 год – упрощаем переход в адвокатуру

На этом этапе процедура перехода практикующих юристов в адвокатуру должна стать максимально простой и прозрачной, для чего будут разработаны необходимые нормативные акты.

Во-первых, для лиц, имеющих высшее юридическое образование и 5-летний стаж работы по юридической специальности, будет предусмотрен упрощенный экзамен в виде тестирования на знание законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре. Действовать такой порядок будет до 2023 года.

Во-вторых, для лиц, переходящих в адвокатуру в упрощенном порядке, предлагается либо полностью отменить, либо установить единый для всей страны и необременительный по сумме размер вступительного взноса в адвокатскую палату. Сейчас размер такого взноса устанавливается палатой каждого субъекта самостоятельно и может быть весьма значительным (50-100 тысяч рублей).

III этап: 2020-2022 – сдаём экзамен, мониторим ситуацию

На последнем этапе будет фактически проводиться приём всех желающих (и соответствующих установленным критериям) юристов в адвокатуру в упрощенном порядке.

задача данного этапа – мониторинг прироста численности адвокатуры. Ведь если к концу 2022 года достаточное количество юристов не получит адвокатских статус, огромное количество граждан и организаций могут остаться без правовой помощи.

Только если в течение третьего этапа размер адвокатского корпуса вырастет настолько, чтобы сохранить доступность юридических услуг, с 1 января 2023 года будет введена монополия адвокатов на оказание платной юридической помощи.

В противном случае третий этап будет продлён.

IMHO

Нужно ли вообще регулировать рынок юридических услуг по гражданским делам – вопрос спорный. Повторюсь, мне куда чаще встречаются неадвокаты-профессионалы, чем неадвокаты-дилетанты или мошенники.

Разумеется, с позиции юридического бизнеса полное отсутствие регулирования было бы предпочтительным. Но, если исходить из того, что политическая воля на введение «монополии» есть, куда конструктивнее будет не уходить в жесткое отрицание Концепции, а обсуждать конкретные условия и сроки. Тем более что общий тон Концепции говорит о желании использовать «пряник» гораздо больше, чем «кнут».

Тем более не вижу я и причин для недовольства со стороны адвокатского сообщества: да, многое изменится, да, к чему-то придется привыкать.

Однако большая часть изменений пойдет на пользу не только конкретным адвокатам и адвокатским образованиям (более гибкая система отношений внутри адвокатских организаций, особые условия по налогам), но и всей адвокатуре в целом (прежде всего – приток свежей крови, причём в лице наиболее квалифицированных и прогрессивных представителей юридического сообщества).

Источник: Областной экономический еженедельник «Авант-ПАРТНЕР» № 3 от 15.02.2018

Источник: //jurproject.ru/news/advokatskaya-monopoliya-mifi-i-realnost

Адвокатская монополия на судебное представительство

Адвокатская монополия: быть или не быть

Одной из целей реформы является превращение работы по оказанию юридической помощи в строго профессиональную и высококвалифицированную услугу. В связи с этим планируется ввести обязательные условие для субъектов юридического бизнеса по систематическому совершенствованию профессионального уровня и повышению квалификации.

Мониторинг сми

Вопросы в профессиональном сообществе вызывает и судьба крупных юрфирм, в штате которых есть значительное количество юристов, не имеющих статуса адвоката.

“По закону адвокат не может состоять в трудовых отношениях, а соответственно при получении статуса адвоката эти юристы должны прекратить трудовые отношения в юрфирме, напоминает Рустам Курмаев.

Возможным выходом из ситуации, считает он, будет внесение изменений в ФЗ “Об адвокатской деятельности и адвокатуре”, которыми будут предусмотрены новые специализированные адвокатские образования.

Адвокатская монополия» анонсирована

«Законодательное закрепление правила, в соответствии с которым правом предоставления юридических услуг будут наделены только адвокаты (с учетом изъятий, предусмотренных Концепцией), потребует разработки норм, устанавливающих ответственность за его нарушение. При этом санкционные механизмы должны предусматривать ответственность как физических, так и юридических лиц», – уточняется в документе.

К примеру, в многоквартирных домах есть определённый человек, который практически профессионально отстаивает интересы жильцов перед управляющими компаниями и коммунальными службами, назубок знает законодательную базу, отслеживает судебную практику… Жильцы знают, к кому идти в случае спора с коммунальщиками или УК.

Но если только адвокат может представлять интересы в суде, такой человек уже не сможет помочь жильцам, несмотря на свой мега-опыт и знания. Им придётся собрать круглую сумму и нанять адвоката, который (возможно) ни разу не сталкивался с такой категорией дел.

Будет ли такая помощь квалифицированной? Соблюдаются ли гарантии прав граждан в этом случае?

Войдут в положение

Юрий Пилипенко: Отмечу, что везде, где развиты правовая культура и правовая система, установлена адвокатская монополия в широком смысле, то есть как исключительное право не только на судебное представительство, но и на деятельность в других сферах юридической практики — или во всех, или хотя бы в некоторых.

Адвокатская монополия: использование только в области судебного представительства или же и в иных областях оказания юридической помощи? 6 страница

От общего многочисленного ряда занятий, связанных с посвящением в охраняемые законом тайны, адвокатская и врачебная деятельность отличаются и тем, что соблюдение тайны, ставшей известной по работе, признается профессиональным, а не служебным принципом. Врач, приобретая профессию, дает клятву Гиппократа. Адвокат не дает такой клятвы, а следовало бы ее ввести, ибо соблюдение им доверенной клиентом тайны должно рассматриваться как обязательное условие профессиональной деятельности.

Как введение адвокатской монополии изменит юридический рынок

Под занавес 2015 года Минюст внес в правительство РФ концепцию государственной программы «Юстиция», которая предусматривает «упорядочение системы оказания квалифицированной юридической помощи и реформирование института адвокатуры, повышение статуса адвокатов».

Программа должна быть принята к концу 2019 года, а в соответствующий закон ей предстоит воплотиться до конца 2019 года.

Сами разработчики концепции, в том числе представители Федеральной адвокатской палаты (ФПА) РФ, не скрывают, что речь идет о законодательном закреплении так называемой «адвокатской монополии» на юридические услуги.

Приказано консолидироваться

Рано или поздно консолидация должна будет произойти, уверен партнер «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Дмитрий Степанов. Сегодня юридический рынок — это практически нерегулируемый сектор, замечает он: даже понятие «юридические услуги» как таковое отсутствует, адвокаты старой школы вообще предпочитают термин «правозащита». Говорить о развитии рынка в таких условиях не приходится.

Есть и страны, где адвокатской монополии нет вовсе. Такова Швеция, где не только доступ в суд, но и право консультировать по юридическим вопросам имеют все граждане страны. Это, впрочем, не исключает обращения к адвокатам – на деле большинство граждан именно так и поступают.

Адвокатская монополия по-русски

  1. По всем делам на уровне районных судов в Германии, за исключением семейных, представительство адвоката в процессе не требуется. Хотя участие адвоката допускается.

    Таким образом, в силу общих норм о представительстве, которые, без всякого сомнения, существуют и в праве Германии, осуществлять судебное представительство, в отсутствии прямого запрета, может любое лицо, в том числе и не имеющее юридического образования.

  2. Деятельность и статус адвокатов в Германии не требуют дополнительных экзаменов или квалификации.

    Для получения статуса требуется только четыре вещи: подать заявку на членство в адвокатскую палату по месту деятельности, оплатить вступительный и ежегодный взносы, заключить договор о страховании профессиональной ответственности и принести присягу. Все.

    Квалификация лиц, успешно прошедших государственную итоговую аттестацию при завершении курса высшего образования, не подвергается сомнению.

  3. Статус адвоката в Германии имеют все практикующие юристы в больших и малых юридических фирмах и частных практиках, а также многие корпоративные юристы, работающие в юридических отделах предприятий (юрисконсульты).

    Из чего следует, что адвокаты могут работать по найму (трудовому договору).

  4. Таким образом, мнение, что в правовой системе Германии предусмотрена адвокатская монополия на любое судебное представительство, ошибочно.Это мнение свидетельствует, либо о добросовестном заблуждении лиц, его высказывающих, либо о злонамеренном введении в заблуждение доверчивых коллег. Что ни сколько не легче!

В суд – только с адвокатом

Главным способом защиты национальных интересов в сфере правосудия Евгений Семеняко считает как раз введение адвокатской монополии, в частности – на судебное представительство. Причем ограничения должны затронуть и корпоративных юристов.

«А почему бы им не стать адвокатами? Весь цивилизованный правовой мир уже давно доказал преимущества единого квалифицированного юридического сообщества.

Он предъявляет ко всем единые условия допуска к профессии, условия ответственности, профессионального совершенствования и так далее», – заявил РАПСИ глава ФПА.

Рекомендуем прочесть:  Акт аварийного обследования здания

Адвокатские тайны

Во-первых, это высокопрофессиональные адвокаты, критически оценивающие деятельность адвокатских палат. Нередко они стоят во главе независимых коллегий, многие имеют опыт работы в органах адвокатского самоуправления.

Зная ситуацию в региональных палатах изнутри, такие адвокаты критично воспринимают усилия по наведению порядка среди членов и чистке рядов.

Они полагают, что адвокатские палаты не справляются с этой задачей и сейчас, а введение адвокатской монополии на судебное представительство лишь усугубит эту проблему, так как число адвокатов возрастет.

По их мнению, должен быть выработан иной путь повышения статуса адвокатского сообщества в стране, возможно, стоит опираться не на органы самоуправления, а на сильные коллегиальные адвокатские образования. Обладая высоким профессиональным уровнем и авторитетом, они не боятся конкуренции со стороны частнопрактикующих юристов и считают, что работа в конкурентном юридическом поле — лучший стимул для повышения профессионализма адвокатов.

Согласен с такой позицией и Сергей Егоров, адвокат, управляющий партнер адвокатского бюро ЕМПП. «Основным преимуществом адвокатов, которое, на первый взгляд, может показаться обременением, перед юристами без такового статуса является повышенная ответственность адвоката перед своим клиентом», – говорит Сергей Егоров.

Адвокат, который повел себя неэтично или незаконно по отношению к своему доверителю может быть по решению адвокатской палаты лишен своего статуса, напоминает он. При этом обычный юрист такой ответственности не несет.

Он также не обязан соблюдать адвокатскую тайну и не имеет свидетельского иммунитета в отношении своего клиента, отмечает юрист.

Образовательный ценз судебного представительства или Начало адвокатской монополии

В нашем быстро меняющемся правовом поле, очень сложно предсказать конкретные изменения. Здесь с трудом проглядывается даже вектор подобных изменений, направление которого зависит от ряда причин и не только экономических, но и политических и иных факторов, вплоть до личностных субъективных.

К оценке обоснованности адвокатской монополии текст научной статьи по специальности — государство и право

В принципе, русскому правительству технически ничего не стоило создать монополию и при этом широко открыть двери в адвокатуру всем, кто удовлетворяет минимальным требованиям.

Однако оно не двинулось по пути примитивной девальвации адвокатского статуса, а предпочло выстроить открытую многоуровневую систему, в которой разные категории профессионалов могли свободно конкурировать друг с другом.

В конечном счете конкуренция на юридическом поприще оказалась благотворной и не погубила присяжную адвокатуру, не прекратила приток в нее молодежи: «Вопреки ожиданиям, институт частных поверенных не подорвал существования присяжной адвокатуры. Рост помощничества усилился, а не сократился.

Молодые силы, наполнявшие ряды младшего сословия, не променяли корпоративной жизни на деятельность ходатая по чужим делам» [История русской адвокатуры. Т. III, 1916. С. 216]. Так что, вопреки мрачным прогнозам, в отсутствие монополии адвокатура отнюдь не обезлюдела. Очевидно, обременительность звания присяжного поверенного (обязанность платить взносы и защищать малоимущих pro bono, без всякой мзды) компенсировалась определенными нематериальными благами, которые в общем и целом перевешивали.

Источник: //russianjurist.ru/ugolovnoe-pravo/advokatskaya-monopoliya-na-sudebnoe-predstavitelstvo

Военный юрист
Добавить комментарий