Интересы США и Турции на ближнем востоке

«Опасаются потерять контроль над ситуацией»: чем вызвано очередное обострение отношений США и Турции

Интересы США и Турции на ближнем востоке

США раскритиковали Турцию за намерение начать военную операцию против курдов в Сирии. В Госдепартаменте назвали такие действия неприемлемыми. Как сообщают американские СМИ, Пентагон намерен предотвратить ввод турецких войск на переговорах.

Эксперты отмечают, что причина беспокойства США — опасения потерять позиции и союзников в Сирии.

Однако, как считают аналитики, противоречия между Турцией и США носят более глубокий характер, а сигналом ухудшения отношений стал недавний спор вокруг покупки Анкарой российских ЗРК С-400.

Пентагон намерен остановить военную операцию турецких войск в Сирии. Об этом сообщает The Washington Post со ссылкой на свои источники.

По информации издания, 5 августа делегация, состоящая из высокопоставленных представителей Минобороны США, должна представить Анкаре свои предложения по решению проблемы Северной Сирии.

Эта часть арабской страны контролируется лояльными США курдскими формированиями. Однако Анкара считает их причастными к террористической деятельности в своих приграничных с Сирией провинциях.

Как передаёт The Washington Post, предложения американцев включают в себя совместную военную операцию США и Турции по обеспечению безопасности полосы к югу от сирийско-турецкой границы глубиной около 9 миль и длиной 87 миль. Якобы из неё будут выведены курдские боевики и разрушены созданные курдами укрепления.

Однако, как отмечает издание, Анкара уже отвергла аналогичные предложения США, настаивая на создании зоны безопасности вдоль своей границы шириной не менее 20 миль. Также Турция не намерена делить с США контроль над этой областью.

Напомним, что в воскресенье, 4 августа, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил о намерении начать военную операцию в Сирии.

«Наша новая цель — восток реки Евфрат. Мы проинформировали Россию и США о готовности к новой операции в Сирии», — цитирует главу турецкого государства агентство Anadolu.

По словам Эрдогана, Анкара не намерена бездействовать в тот момент, когда с контролируемой курдами территории осуществляются провокации и обстрелы приграничных населённых пунктов.

  • Реджеп Тайип Эрдоган
  • Reuters
  • © Umit Bektas

Конфликт интересов

В Госдепартаменте США назвали возможную турецкую военную операцию в Сирии неприемлемой.

Также по теме

«Вполне конкретные намерения»: зачем Турция собирается провести новую военную операцию в Сирии

В ближайшие дни Анкара начнёт военную операцию на северо-востоке Сирии против курдских Отрядов народной самообороны (YPG) и боевиков…

«Такие односторонние военные действия на северо-востоке Сирии вызывают серьёзную обеспокоенность, особенно когда американские военнослужащие могут находиться поблизости, пока продолжаются наши и местные сирийские партнёрские операции против остатков ИГ*. Мы сочли бы любое подобное действие неприемлемым и, таким образом, вновь призываем Турцию работать с нами над совместным подходом», — заявила ТАСС руководитель пресс-службы Госдепа Морган Ортагус.

Как отметил в разговоре с RT директор Центра изучения новой Турции. Юрий Мавашев, реакция США была полностью предсказуема.

«Совершенно очевидно, что США опасаются потерять контроль над ситуацией. Ясно, что на севере Сирии США вели свою долгую игру на протяжении нескольких лет.

И они не хотят терять там свои позиции и своих союзников, — пояснил Мавашев. — Они понимают, если турецкие вооружённые силы войдут, а США не защитят своих союзников-курдов, то это будет удар по имиджу США.

Но главная причина — это потеря контроля в Сирии».

Эрдоган заявлял о намерении ввести войска в Северную Сирию ещё в декабре прошлого года. Однако после телефонного разговора с президентом США Дональдом Трампом отложил операцию. После этого Трамп заявил о намерении вывести американские войска из Сирии.

В течение нескольких месяцев Турция и США вели переговоры о том, как будет выглядеть возможная зона безопасности в северо-восточной Сирии. Однако найти взаимоприемлемое решение так и не удалось.

  • Курдские ополченцы в Сирии
  • Reuters
  • © Goran Tomasevic

25 июля министр обороны Турции Хулуси Акар заявил, что проинформировал США о готовности Анкары к «односторонним шагам по нейтрализации угроз» на этом направлении. На следующий день о намерении силовым образом решить проблему с курдскими формированиями заявил Реджеп Тайип Эрдоган.

«Мы намерены уничтожить террористический коридор к востоку от Евфрата, чем бы ни завершились переговоры с США об установлении зоны безопасности вдоль границ Сирии», — цитирует заявление турецкого лидера Hürriyet Daily News.

По словам Юрия Мавашева, Турция и США с 2014 года пытаются согласовать позицию по северу Сирии, но так и не смогли прийти к взаимоприемлемому решению.

«У США и Турции разные интересы, — утверждает политолог. — США заинтересованы в слабом фрагментированном и, главное, подконтрольном им Ближнем Востоке. Турки заинтересованы в том, чтобы увеличить свою роль в регионе. США ведут курс на ослабление региональных центров силы, а Турция именно к ним и относится».

Клубок противоречий

Обострение противоречий между Анкарой и Вашингтоном в Сирии совпало с общим охлаждением отношений между двумя странами этим летом. Одна из причин — резко негативная реакция Соединённых Штатов на начавшиеся в июле поставки в Турцию российских ЗРК С-400 Триумф.

Также по теме

«Более продвинутые»: глава МИД Турции заявил о превосходстве С-400 над американскими системами Patriot

Российские комплексы С-400 «более продвинутые», чем их американские аналоги — ЗРК Patriot. Об этом заявил министр иностранных дел…

Несмотря на неоднократные требования американцев, Турция не отказалась от сделки. В итоге Минобороны США пригрозило исключить Анкару из программы производства самолёта пятого поколения F-35.

Обе стороны обвинили друг друга в нарушении союзнических обязательств, которыми связаны Турция и США как члены НАТО. Кроме того, Анкара пообещала «ответные меры», если США решатся ввести против неё санкции.

Ещё одно направление, на котором обозначились в прошлом месяце противоречия Анкары и Вашингтона, — вопрос добычи углеводородов в Восточном Средиземноморье.

В середине июля совет ЕС заявил о введении санкций против Турции в ответ на геолого-разведочную деятельность турецких судов на шельфе Кипра. Анкара объясняет эту активность стремлением обеспечить интересы турецкой общины Северного Кипра.

Эта территория с 1974 года контролируется турецкими вооружёнными силами. Также часть территориальных вод вокруг Кипра Турция считает своими.

В начале июля США осудили действия турецких судов, которые вели разведку месторождений природного газа на кипрском шельфе. В специальном заявлении Госдеп назвал эту активность провокационным шагом.

  • Здание Государственного департамента США в Вашингтоне
  • Reuters
  • © Joshua Roberts

12 июля палата представителей конгресса США одобрила проект оборонного бюджета на 2020 год, в котором предлагается снять эмбарго на поставку оружия кипрским властям. США ввели это ограничение в 1987 году.

В свою очередь, Реджеп Тайип Эрдоган назвал эту инициативу бессмысленной угрозой американо-турецким отношениям, а одного из наиболее ярых сторонников отмены оружейного эмбарго в отношении Никосии — сенатора-демократа Роберта Менендеса — врагом Турции.

Ещё одной болезненной темой в американо-турецких отношениях стали требования Турции выдать предполагаемого организатора попытки государственного переворота в 2016 году — Фетхуллаха Гюлена. В июле Анкара предоставила США дополнительную информацию в рамках дела об экстрадиции. Однако американская сторона считает доказательства вины Гюлена недостаточными.

Кризис доверия

Как отмечают опрошенные RT эксперты, американцы находятся в сложном положении, так как им не хочется терять союзника, обладающего крупнейшей армией в регионе.

«Это ценный союзник, — отметил в разговоре с RT старший научный сотрудник ИМЭМО РАН Виктор Надеин-Раевский. — Но с другой стороны, своеволие, по мнению США, категорически должно быть наказуемо».

«Своеволием», по словам эксперта, стали закупки систем С-400 у России. Таким образом Анкара продемонстрировала, что самостоятельно принимает решения, касающиеся собственной национальной безопасности.

В свою очередь, Юрий Мавашев отмечает, что проблемы, которые накопились в отношениях Турции и США, «носят системный характер».

«У них целый список проблем, а самое главное — это всё наслаивается на недоверие. Когда есть доверие, то даже очень сложные вопросы можно разрешать постепенно, но его как раз нет, — считает эксперт. — Турки судят не по словам, а по делам. По этой причине можно прогнозировать, что в ближайшие пять-десять лет преодолеть этот кризис недоверия будет крайне сложно».

По словам Мавашева, ситуация обостряется в том числе из-за позиции конгресса США: конгрессмены занимают более непримиримую позицию по отношению к Турции, чем Трамп.

Также по теме

«Открытие невероятных богатств»: как месторождения газа в Средиземноморье вызывают конфликты на Ближнем Востоке

Обнаружение крупных месторождений природного газа в Восточном Средиземноморье ведёт к обострению тлеющих конфликтов в регионе, считают…

По мнению Виктора Надеина-Раевского, ни Вашингтон, ни Анкара не готовы окончательно разорвать отношения. Он отметил, что Турция в значительной степени остаётся зависимой от поставок американской военной техники для обеспечения собственной безопасности.

Однако после неудачной попытки переворота в 2016 году турецкие власти провели масштабные чистки против проамерикански настроенной части офицерства, замечает эксперт. В результате позиции сторонников ориентации на Вашингтон ослабли. Это совпало с фундаментальными изменениями в приоритетах турецкой внешней политики.

«В будущем отношения США и Турции, по крайней мере при Эрдогане, вряд ли улучшатся, — считает Надеин-Раевский. — Европейский вектор политики тоже себя не оправдал. Турки начали больше ориентироваться на азиатских партнёров, мусульманские страны и Россию».

* «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 29.12.2014.

Источник: https://russian.rt.com/world/article/656203-ssha-turciya-siriya

Две натовские армии сойдутся нос к носу в Сирии? Турция любой ценой сорвет планы США

Интересы США и Турции на ближнем востоке

Незавидное положение, в котором оказались американцы в северных районах Сирии, может свидетельствовать об одном – в ближайшей перспективе разговор может идти лишь о выводе подразделений западной антитеррористической коалиции со всей сирийской территории.

Вашингтон наперекор Анкаре старается создать курдское государство на Ближнем Востоке

Вашингтону не удается договориться с Анкарой касательно статуса курдских боевых формирований, действующих как в приграничных с Турцией районах, так и на левобережье Евфрата.

А это в свою очередь значит, что своей глобальной цели – создания здесь курдской автономии (с перспективой придания ей государственного статуса) – американцы не могут достигнуть.

Ведь несмотря на желание Анкары наладить, вернее, восстановить дружественные, союзнические отношения с Вашингтоном, на организацию еще одного курдского квази-государства (по примеру того, что на севере Ирака) турки уж точно не пойдут.

А тут, в Сирии, американцы делают все, чтобы с одной стороны придержать в качестве своего союзника Турцию, а с другой – чтобы с официальным Дамаском воевали курдские “Отряды народной самообороны”, из которых, собственно, и состоят те самые силы сирийской “умеренной оппозиции”, именуемые Сирийскими демократическими силами.

Именно в расчете на них и затевал Вашингтон еще в 2011 году всю эту заваруху, гражданскую войну и экспансию террористов на территории суверенной Сирии. В расчете на то, что СДС, реально наполовину состоящая из арабских и курдских боевиков, сумеет убрать с арены законно избранного президента страны Башара Асада.

“Курды должны уйти из Манбиджа как можно скорее”: Эрдоган позвонил Трампу>>

Не получилось. Более того, сначала в дело вмешался Иран, а в 2014 – Российская Федерация со своими Военно-космическими силами. И все расчеты атлантических экспертов-аналитиков пошли кувырком.

Официальный Дамаск выстоял. Более того, сейчас он начал наступление на своих противников и западных интервентов так называемой антитеррористической коалиции, не имеющих никакого юридического права присутствовать на сирийской территории.

Грандиозный пшик американских планов с сирийской нефтью

Сейчас получается так, что для Соединенных Штатов, по большому счету, остается лишь один вариант выправить сложившуюся ситуацию в свою пользу.

И связан этот вариант исключительно с курдскими силами ОНС, которые при помощи коалиционных сил, в принципе, могли бы удержать ранее оккупированное левобережье Евфрата.

Дело в том, что весь сирийский кризис в основном был затеян из-за Атлантического океана в расчете на то, чтобы прибрать к рукам те самые сирийские нефтяные поля, расположенные на левобережье Евфрата.

Именно эту территорию и захватили курдские боевые формирования изначально, рассчитывая создать плацдарм для дальнейшего нападения и на севере (через Манбидж), и южнее (через Дейр-эз-Зор) на всю остальную территорию страны.

Кто взрывает ситуацию внутри и вокруг Сирии: версий много, результат – один>>

Но в итоге все обернулось хроническим “пшиком”, поскольку у Дамаска хватило силы воли освободить центральные районы страны от террористических организаций, которых почти что в открытую защищали те же американцы.

А сейчас, освободив центральные провинции, сирийская армия вышла на берег Евфрата не только в районе Дейр-эз-Зора, но и в других зонах. И Дамаск раз за разом говорит о том, что освобождать будет всю территорию страны, до последнего квадратного метра…

То есть следует понимать, что ни Турции, ни Западу с территории Сирии ничто не отломится. Ни в северных, прилегающих к турецкой границе, территориях, ни на левобережье Евфрата. Там, где много нефти и газа, на которые засматривается Вашингтон. Во всяком случае Дамаск вовсе не намерен хоть кому-то уступать…

И в сложившейся ситуации тем же американцам, которые ну очень не хотят покидать территорию Сирии не солоно хлебавши, не остается ничего другого, как надеяться на помощь двух своих оставшихся союзников.

Когда союзники американцев – курды и турки – в любую секунду готовы вцепиться друг другу в глотки

А союзники эти – курды и турки – сами в любую секунду способны вцепиться друг другу в глотки. Вернее, уже вцепились, друг с другом воюют гораздо злее, чем с любыми террористическими группировками.

И уже понятно, что американцам, которые пытаются помирить двух исторических врагов, это ни при каком раскладе не удастся.

С одной стороны американские военнослужащие совместно с турками патрулируют зону Манбиджа. С другой – вместе с теми самыми курдскими “Отрядами народной самообороны” контролируют территорию восточнее Евфрата. Ни те, ни другие от сложившейся ситуации отнюдь не в восторге.

Опасные связи: чьи оплеухи могут свалить США и Турцию в пропасть?>>

А американцы вопреки любой логике надеются, что им удастся-таки помирить их. Дело дошло до того, что Вашингтон с целью умилостивить Анкару объявил серьезные награды за задержание нескольких лидеров Рабочей партии Курдистана (РПК).

Назначены вознаграждения за поимку членов РПК Мурата Карайылана (пять миллионов долларов), Джемиля Байыка (четыре миллиона долларов) и Дурана Калкана (три миллиона долларов). Фактически, США пытаются показать своим союзникам-туркам, что обособляют РПК от тех самых ОНС, с которыми сотрудничают в Сирии.

И хотя Турция раз за разом утверждала на самом высоком официальном уровне, что для нее Отряды народной самообороны – это всего лишь ответвление РПК, в Вашингтоне все еще не теряют надежду на то, что хотя бы так удастся помирить лед и пламень (турок с курдами).

Однако не верится, что в Анкаре даже в страшном сне могут представить, как на севере Сирии, прямо у них под боком, организуется курдская автономия… Для того, чтобы этого вдруг не случилось, турецкая армия готова воевать до последнего патрона и последнего солдата.

И с таком подходом союзников (турок) американцам справиться не удастся. А это значит, что за создание курдской автономии США должны будут воевать не только (и не столько) с Дамаском, сколько с Анкарой.

Получится новая точка противостояния на территории многострадальной Сирии. И на сей раз вполне может быть, что нос к носу столкнутся две натовские армии – американская и турецкая. Интересная получилась бы ситуация.

Источник: https://ru.armeniasputnik.am/analytics/20181112/15632564/dve-natovskie-armii-sojdutsya-nos-k-nosu-v-sirii-turciya-lyuboj-cenoj-sorvet-plany-ssha.html

Роль и влияние РФ, США и Турции на Ближнем Востоке

Интересы США и Турции на ближнем востоке

Большинство жителей пяти стран Ближнего Востока и Северной Африки согласны с тем, что роль России, Турции и США в регионе возросла за последние 10 лет, по данным опроса Pew Research Center, проведенного весной 2017 года.

В среднем 53% граждан этих стран говорят также о возросшей роли Ирана, а некоторые считают, что за последние 10 лет свое влияние в регионе нарастили Израиль и Саудовская Аравия.

Страной с наименьшим, по мнению опрошенных обществ, влиянием стал Египет.

По большому счету, целый ряд влиятельных держав не пользуется одобрением народов Ближнего Востока. Около трети и меньше высказывают положительное отношение к России (в среднем 35%) или США (в среднем 27%). Хуже всего в регионе относятся к Ирану (14% симпатизирующих), а для Саудовской Аравии показатели находятся на уровне 44%.

Жители Ближнего Востока и Северной Африки также склонны отрицательно отзываться о лидерах других стран в своем регионе. В среднем примерно треть заявляют о своем положительном отношении к президенту Египта Абделю Фаттаху ас-Сиси и королю Саудовской Аравии Салману. и короля Иордании Абдуллы II также невысоки.

К премьер-министру Израиля Биньямину Нетаньяху положительно относятся очень немногие, а к президенту Сирии Башару Асаду и президенту Ирана Хасану Рухани — около 12% опрошенных. Президент Турции Тайип Эрдоган является исключением из общей картины негативного отношения, но мнение о нем все равно остается неоднозначным.

Что касается нескончаемого конфликта в Сирии, мнение общественности относительно ее продолжительности разделилось: в среднем 26% ожидает, что война в Сирии закончится в следующем году, 32% — в ближайшие пять лет и 29% — более чем через пять лет.

В целом, только 32% жителей Иордании верят в завершение войны в следующем году, а количество проживающих в Иордании сирийцев, разделяющих это мнение, составляет 64%.

Кроме того, касаемо вопроса о разрешении на въезд в свои страны сирийским беженцам жители Иордании, Турции и Ливана решительно выступают за то, чтобы таковых было как можно меньше, причем многие лучшим из предложенных вариантов считают не пускать вообще никого.Таковы основные результаты опроса Pew Research Center, проведенного среди 6 204 респондентов в Израиле, Иордании, Ливане, Тунисе и Турции с 27 февраля по 25 апреля 2017 года.

Жители Ближнего Востока видят рост влияния России, Турции и США

Общественность Ближнего Востока считает, что США и Россия стали играть более важную роль в регионе, чем это было 10 лет назад.О возросшем влиянии России говорит по крайней мере половина опрошенных народов. Особенно много приверженцев данной точки зрения в Ливане, среди них 81% шиитов и 77% мусульман-суннитов.Большинство в четырех из пяти опрошенных стран также говорят о возросшей за последние 10 лет роли США в регионе. С этим согласно большинство граждан Израиля, хотя примерно четверть в каждой из опрошенных стран считает, что на данный момент роль США столь же высока (24%) или менее высока (27%).В Ливане это мнение разделяют 78% мусульман-суннитов, 64% христиан и 52% мусульман-шиитов.

Многие уверены, что наиболее важную роль в регионе играет Турция. Турки и иорданцы более других говорят о ее возросшей роли в регионе. Израиль стал единственной страной, большинство граждан которой говорит, что за последнее десятилетие Турция свое влияние подрастеряла. Среди израильских евреев (45%) такое мнение встречается чаще, чем у арабов (29%).

Около восьми из десяти жителей Ливана говорят о возросшем за последнее десятилетие влиянии Ирана. Этого мнения придерживается большинство во всех религиозных группах: 89% мусульман-шиитов, 77% мусульман-суннитов и 71% христиан. Мнение о том, что роль Ирана в регионе снизилась, озвучили около четверти опрошенных как в Израиле (24%), так и в Турции (26%).

О возросшем значении на Ближнем Востоке Израиля говорит более половины израильтян и иорданцев. Количество придерживающихся этой точки зрения израильских евреев и арабов примерно одинаково. А в Ливане, напротив, примерно треть (31%) говорит о явном снижении роли Израиля.О росте роли Саудовской Аравии говорят лишь немногие в регионе.

Иордания является единственной страной, где этой точки зрения придерживается более половины опрошенных, а в Ливане об этом говорит большинство (61%) мусульман-суннитов. Что касается Израиля и Турции, с этим согласна четверть респондентов или меньше.Мало кто считает, что важную роль на Ближнем Востоке сейчас играет Египет.

По крайней мере четыре из десяти опрошенных в Турции, Ливане, Тунисе и Израиле утверждают, что значимость Египта ослабла.

Негативное отношение к Ирану

В общем и целом, опрошенные граждане Ближнего Востока и Северной Африки весьма нелестно отзываются об Иране, а Саудовскую Аравию и Турцию воспринимают в более позитивном ключе.
Большинство как в Тунисе, так и в Иордании придерживается позитивных взглядов на Турцию. Мнения ливанцев разделились на основе религиозных взглядов: благоприятного мнения придерживается более половины суннитов и христиан, но только 8% шиитов. Аналогичным образом, несогласие по Турции высказывают израильские евреи и арабы: положительно отзываются о ней 7% и 72% соответственно.

Многие отрицательно относятся к Саудовской Аравии, кроме Иордании, которая в последние годы углубила отношения с соседним королевством. С данной позицией согласны более половины опрошенных в Тунисе.

Как и с восприятием Турции, среди ливанцев позитивных взглядов на Саудовскую Аравию придерживаются значительно больше мусульман-суннитов, чем шиитов.Особенно негативным оказалось отношение респондентов к Ирану: в Турции, Израиле и Иордании позитивно отозвался о нем лишь каждый пятый.

Чрезвычайно негативное отношение жителей Иордании практически не изменилось с 2015 года, но значительно ухудшились с 2006 года, когда этот вопрос был задан иорданцам впервые, и примерно половина (49%) выразила к Ирану благосклонное отношение.

В сравнении со своими соседями, Ливан в целом придерживается более позитивных взглядов на Иран, но мнения мусульман-шиитов, христиан и суннитов значительно расходятся: к данной стране шиитского большинства положительно относятся 93%, 27% и 16% соответственно.

Неоднозначное отношение к Эрдогану; низкие рейтинги Ассада, Рухани и Нетаньяху

Народы Ближнего Востока склонны относиться к президенту Турции Тайипу Эрдогану более положительно, чем к другим ближневосточным лидерам. Тем не менее, их взгляды по данному вопросу расходятся. Позитивное мнение высказывает меньше половины ливанцев и только 15% израильтян, а особенно негативных взглядов придерживаются израильские евреи (4%) и ливанские мусульмане-шииты (7%).В Тунисе и Иордании мнение об Эрдогане улучшилось (на 10 и 7 процентных пунктов с 2014 и 2015 года соответственно), а в Ливане — ухудшилось (на 8 пунктов с 2015 года).

Гораздо более умеренных взглядов люди на Ближнем Востоке придерживаются в отношении президента Египта Абделя Фаттаха ас-Сиси.

Среди опрошенных стран наиболее позитивное мнение о нем имеют израильтяне, однако показатели среди арабов и евреев различны: 22% и 49% соответственно. Самые негативные отзывы ас-Сиси получил в Турции, где его деятельность одобряют всего 12% граждан.

Эрдоган, будучи премьер-министром Турции в 2013 году, открыто выступал против свержения предшественника ас-Сиси Мохаммеда Мурси.

Отзывы о короле Саудовской Аравии Салмане носят, как правило, негативный характер, особенно в Израиле, где благоприятного мнения о нем придерживаются только 14% респондентов, а о «весьма благоприятном» отношении не заявил ни один израильтянин. А в Иордании, напротив, 86% относятся к Салману положительно, а половина — весьма положительно.

и короля Иордании Абдуллы II схожи с рейтингами других ближневосточных лидеров. О наименее позитивном отношении к нему заявляют турки: рейтинг одобрения Абдуллы составляет только 18%, а большинство (43%) вообще никакого мнения на этот счет не имеет.Мнение о президенте Сирии Башаре Асаде оказалось негативным во всех опрошенных странах Ближнего Востока и Северной Африки.

Только 7% в Израиле и 1% в Иордании относятся к Асаду положительно. Сирийцы, проживающие в Иордании, имеют аналогичные негативные взгляды, а поддерживают его деятельность только 3%.

Наиболее позитивные, чем в любой другой стране, взгляды на Асада были выявлены в Ливане, но точки зрения шиитов и мусульман-суннитов разошлись.

Благоприятное мнение о сирийском президенте имеет подавляющее большинство шиитов (93%) и только 13% суннитов.

В большинстве стран рейтинги Асада остаются низкими с тех пор, как этот вопрос был задан впервые. Однако в Тунисе за последние пять лет мнение о нем улучшилось (на 13 процентных пунктов с 2012 года).

Отношение к президенту Ирана Хасану Рухани схоже, как правило, с отношением к Асаду. Более 10% израильтян и иорданцев относятся к нему и его деятельности положительно.

В Иордании отношение общественности к Рухани стало более негативным — в 2015 году положительно о данном деятеле высказывались 13%, — да и в Израиле осталось очень низкими. Такую позицию разделяют израильские евреи (0% одобрения) и израильские арабы (22%).

А в Иордании и сирийцы (1%), и иорданцы (4%) имеют очень негативное мнение об иранском президенте.

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху получил от государств Ближнего Востока и Северной Африки крайне негативную оценку. Положительно отзываются о нем только 7% в Тунисе и в Турции, 1% в Иордании и 0% в Ливане.

А негативное мнение особенно ярко выражено в Иордании и Ливане: 95% и 97% соответственно.

Мнение ливанцев расходится по религиозному признаку
В Ливане христиане, шииты и сунниты имеют удивительно разные взгляды относительно ближневосточных лидеров. В целом шииты и сунниты склонны к более негативному мнению, в то время как отношение христиан находится где-то посередине.
Мусульмане-шииты Ливана придерживаются более позитивных по сравнению с суннитами взглядов в отношении как Рухани, так и Асада. Рухани поддерживает Асада в контексте гражданской войны в Сирии, как и «Хезболла», шиитское движение радикального толка, признанное в США террористической организацией. Проведенный в 2014 году опрос Pew Research Center выявил, что подавляющее большинство мусульман-шиитов Ливана относятся к данной организации положительно.Мусульмане-сунниты демонстрируют наиболее положительное отношение к Эрдогану — разница в 66 процентных пунктов в сравнении с мусульманами-шиитами. Взгляды суннитов о Салмане, ас-Сиси и Абдалле II — а все они являются лидерами стран с суннитским большинством — также более положительны в сравнении с точкой зрения шиитов.Нетаньяху стал единственным лидером, к которому мусульмане-сунниты и шииты Ливана относятся одинаково; причем ни один из опрошенных ливанцев позитивного мнения об израильском лидере не придерживается.

Гражданская война в Сирии

Длящаяся вот уже седьмой год гражданская война в Сирии стравливает между собой многих ключевых игроков региона. Мало кто верит в то, что она закончится в течение следующего года, хотя многие считают, что дольше пяти лет она все же не продлится.Наиболее оптимистичных взглядов придерживаются жители Иордании. 80% утверждают, что война в Сирии закончится в ближайшие пять лет, 32% из них уверены, что это произойдет в 2018-м. Сирийцы Иордании полны надежд больше остальных: 64% ждут ее окончания в течение года, 26% — в течение ближайших пяти лет, и только 10% думают, что она продлиться дольше.Примерно две трети граждан Израиля говорят, что война закончится в течение ближайших пяти лет, и с ними согласны 48% ливанцев.Наиболее пессимистичных взглядов по данному вопросу придерживаются турки, почти половина которых говорит, что война будет продолжаться более пяти лет.

А пока конфликт продолжается, многие жители Турции, Иордании и Ливана хотят, чтобы их страны принимали как можно меньше беженцев. По состоянию на середину 2016 года эти страны и соседние с ними государства приютили около 4,8 миллиона сирийских беженцев, и эту политику поддерживают только 8% иорданцев и 4% ливанцев и турок.

Большинство граждан Иордании хочет, чтобы их страна принимала не так много сирийских беженцев, а около четверти (23%) утверждают, что этого не стоит делать вовсе (добровольная категория).

Однако уже проживающие в Иордании сирийцы имеют совершенно разные точки зрения. Большинство из них думают, что страна должна продолжать принимать беженцев из Сирии и никто — что это должно прекратиться вообще.

В Ливане обеих точек зрения придерживается практически одинаковое количество опрошенных: 40% и 42% соответственно. Христиане чаще шиитов и мусульман-суннитов считают, что их страна беженцев из Сирии принимать не должна.

Что касается Турции, каждый третий выступает за то, чтобы их страна давала приют как можно меньшему количеству беженцев, а более половины — чтобы их поток прекратился полностью.

© РИА Новости, Валерий Мельников

Дженнел Феттерольф (Janell Fetterolf) и Джейкоб Поуштер (Jacob Poushter)

Оригинал публикации: Key Middle East Publics See Russia, Turkey and U. S. All Playing Larger Roles in Region

Источник: http://isedworld.org/2017/12/14/key-middle-east-publics-see-russia-turkey-and-u-s-all-playing-larger-roles-in-region/

Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве Российской Федерации, для РИА Новости

Интересы США и Турции на Ближнем Востоке продолжают расходиться. Новым шагом в сторону стало решение США пойти на прямой конфликт с Ираном.

Закипели

Точка кипения. Именно в таком состоянии, по мнению американских СМИ, сейчас находятся американо-турецкие отношения. “Виза дружбы, альянса, стратегического партнерства с США вот-вот истечет”, — говорит лидер турецких националистов Девлет Бахчели.

Он проводит аллюзию с визовым скандалом, который и обозначил “кипение” в отношениях между союзниками по НАТО.

Сам скандал, как известно, начался с ареста сотрудника американского консульства Мехмета Топуза, которого турецкие власти обвинили в сотрудничестве с запрещенной в Турции организацией Фетхуллы Гюлена (известного проповедника, принципиальнейшего врага Эрдогана и, по мнению Анкары, организатора неудавшегося путча летом 2016 года).

Американцы отреагировали на арест отменой выдачи виз, турки сделали то же самое в ответ. Однако на этом скандал не завершился. Вместо того чтобы по-союзнически снизить накал страстей (в частности, как советовал генсек НАТО Йенс Столтенберг, “сесть за стол переговоров и найти решение” нынешнего кризиса) Анкара продолжила его расширять и углублять.

Так, Эрдоган заявил о том, что визовый кризис в отношениях начался по инициативе посла США в Турции Джона Басса.

“Позор! США управляются послом в Анкаре, жертвуют своим стратегическим партнером ради посла, который не знает свое место”, — говорит турецкий президент.

Американский посол (который назвал арест сотрудника консульства “попыткой некоторых турецких официальных лиц подорвать давнее сотрудничество между Турцией и Соединенными Штатами”) уже знает свое место и переводится на работу в Афганистан.

Показательно, что на его прощальном приеме не было ни турецких чиновников, ни представителей провластных СМИ. Эрдоган пояснил, что причиной их отсутствия является непризнание Джона Басса послом.

Турецкий лидер вообще не скупился на слова, говорил, что “Турцию пытаются уничтожить изнутри и снаружи” и что этот “грязный план” реализует Вашингтон.

Не трогайте террористов!

Как уже писало РИА Новости, причиной нынешнего конфликта является не Мехмет Топуз, не Джон Басс и даже не Фетхулла Гюлен, а разошедшиеся в разные стороны американо-турецкие интересы. И эти интересы продолжают расходиться.

Так, американцев не устраивает начавшаяся турецкая военная операция в провинции Идлиб. И дело тут не только в том, что Эрдоган проводит ее по согласованию с Москвой, Тегераном и Дамаском, а в том, что целью этой операции является ликвидация “Джебхат ан-Нусры”*.

Если для Турции эта группировка стала помехой, поскольку она перехватывает контроль за Идлибской зоной деэскалации и вырезает протурецких боевиков (которые, по идее, должны были вступить в политический диалог с правительством Асада и гарантировать учет турецких интересов в поствоенной Сирии), то для США “нусрачи” стали вынужденными партнерами.

Еретическая, на первый взгляд, поддержка Вашингтоном сирийского подразделения “Аль-Каиды”* (той самой, которая 16 лет назад устроила крупнейший в истории США теракт) объясняется элементарным прагматизмом — “Нусра”* на сегодняшний день является крупнейшей после ИГ* террористической группировкой “непримиримых”, способной затянуть сирийский гражданский конфликт.

А учитывая, что 13 октября администрация Дональда Трампа заявила о резком ужесточении политики в отношении Ирана (вплоть до фактического выхода из ядерной сделки), Вашингтон заинтересован в максимально долгом продолжении сирийского гражданского конфликта, который рассматривается как война на периферии между Ираном и Россией, с одной стороны, и США с союзниками (прежде всего Саудовской Аравией) — с другой. И тот факт, что Турция в этой войне сменила лагерь и перешла де-факто на сторону иранцев, очень раздражает Соединенные Штаты.

Снова нужны

Теоретически, конечно, Анкара могла бы извлечь определенную пользу из обострившегося американо-иранского конфликта (например, попросить у иранцев, сирийцев и русских новые уступки в Сирии в обмен на сохранение лояльности). Однако линия на конфликт с Тегераном обостряет еще одну серьезную проблему в американо-турецких отношениях — курдскую.

Ни для кого не секрет, что США активно поддерживают курдов, прежде всего в Ираке и Сирии.

Анкара же рассматривает усиление курдов за пределами своих границ как прямую угрозу национальной безопасности, поскольку у Турции есть свои курды-сепаратисты, которые получают поддержку от братьев по ту сторону границы.

И когда Эрдоган обвинял США в “снабжении террористов американским оружием на безвозмездной основе”, он имел в виду прежде всего “террористов” из числа сирийских курдов.

Да, у некоторых экспертов оставались еще надежды на то, что США пойдут навстречу туркам в курдском вопросе и немного обуздают своих подопечных. Референдум в Иракском Курдистане Белый дом не поддержал, а ценность сирийских курдов в глазах Вашингтона должна упасть после того, как курды преподнесут Трампу на блюдечке победу над “Исламским государством”*, то есть возьмут де-факто столицу ИГ* Ракку.

Однако обострение конфликта с Тегераном резко повышает важность курдских карт Вашингтона. Сирийские курды, контролирующие значительную территорию в Сирии (в разы большую, чем сам Сирийский Курдистан), будут серьезным противовесом проиранскому Дамаску.

А независимый Иракский Курдистан станет не только противовесом проиранскому правительству в Багдаде, но и плацдармом для проведения секретных операций в Иранском Курдистане (Тегеран небезосновательно опасается, что США через иракских курдов будут поставлять оружие и иные средства поддержки курдам иранским).

Поэтому интересы Турции здесь уйдут на второй план.

21 сентября 2017, 14:39

Курдский вопрос

Что, естественно, категорически не устраивает Эрдогана. Анкара демонстрирует готовность начать военную операцию против курдов. “Белый дом действовал двулично и лицемерно. Они обеспокоены тем, что Турция взяла инициативу в регионе в свои руки.

Вашингтон, чьи войска прибывают за много километров для ведения операций, незыблемо верит в свою правоту, в то время как действия Турции и ее вмешательство в события, разворачивающиеся прямо у ее границ, считаются неправильными.

Как это возможно? Разве мы можем показать нашу слабость? Знайте свое место либо отправитесь домой, янки”, — говорит Девлет Бахчели.

Да, Америка пытается договориться с Эрдоганом. Неслучайно Трамп, тоже падкий на яркие метафоры и громкие заявления, не включил -дипломатию и пока не участвует в риторическом баттле с Эрдоганом. Однако Анкара на эти договоренности не надеется.

Отчасти потому, что США запятнали свою репутацию прямым или косвенным участием в попытке свергнуть турецкого президента.

“При встречах с глазу на глаз они дают обещания и гарантии, а за нашей спиной ведут грязные игры, которые приняли такой характер, что их уже невозможно скрыть”, — говорит Эрдоган о западных партнерах.

Вместо этого турецкий лидер продолжает укреплять свою власть в Турции с помощью судов и спецслужб (по некоторым данным, с января по середину сентября 2017 года заявления на получение статуса беженца в Германии подали 250 обладателей диппаспортов и 380 высокопоставленных чиновников).

Также турецкий президент хоть и торгуется беспощадно, а иногда и бессовестно (взять хотя бы историю с угрозой отказаться от сделки по С-400), но все-таки делает ставку на сотрудничество с Москвой и Тегераном.

То есть странами, чьи интересы стали больше, чем американские, совпадать с турецкими. Ну или, по крайней мере, не мешать им. А значит, американо-турецкий альянс продолжит кипеть и испаряться.

*Террористическая организация, запрещенная в России.

Источник: https://ria.ru/20171015/1506841827.html

Военный юрист
Добавить комментарий