Категорический императив Иммануила Канта

Категорический императив

Категорический императив Иммануила Канта

Философский анализ нравственных понятий говорит о том, что они не выводятся из опыта – они априорны, заложены в разуме человека. Кант настойчиво повторяет эту мысль. Где её истоки? Кант не исследует происхождение морали в целом как формы сознания, которая возникла вместе с обществом и вместе с ним трансформировалась.

Речь идет только о нравственном статусе индивида. Повседневный опыт современного Канту общества противостоит моральности, скорее духовно уродует, нежели воспитывает человека.

Моральный поступок выглядит как результат некоего внутреннего императива (повеления), зачастую идущего вразрез с аморальной практикой окружающей действительности.

Строго говоря, любой поступок императивен. Но, отмечает Кант, следует различать императивы, направленные на достижение определенной цели, и те, которые этим не обусловлены.

Первые он называет гипотетическими (поступок обусловлен целью), вторые – категорическими.

Моральный поступок – следствие категорического императива; человек не стремится при этом достичь никакой цели, поступок ценен сам по себе.

  • 1. Цели гипотетического императива могут быть двоякими:
    • а) В первом случае человек ясно знает, что ему нужно, и речь идет только о том, как осуществить намерение. Хочешь стать врачом – изучай медицину. Императив выступает в качестве правила умения. Это правило не говорит о том, хороша ли, разумна ли поставленная цель, оно говорит лишь об одном – что нужно делать, чтобы её достичь. Предписания для врача, чтобы вылечить пациента, и для отравителя, чтобы наверняка его убить, здесь равноценны, поскольку каждое из них служит для того, чтобы осуществить задуманное.
    • б) Во втором случае цель имеется, но она весьма туманна. Дело касается счастья человека
    • г) Гипотетический императив при этом принимает форму советов благоразумия. Последние совпадали бы с правилами умения, если бы кто-нибудь дал четкое понятие о счастье. Увы, это невозможно. Хотя каждый человек желает достичь счастья, тем не менее, он не в состоянии определенно и в полном согласии с самим собой сказать, чего он, собственно, хочет, что ему нужно. Человек стремиться к богатству – сколько забот, зависти и ненависти он может вследствие этого навлечь на себя! Он хочет знаний и понимания – нужны ли они ему, принесут ли удовлетворение, когда он увидит пока что скрытые от него несчастья? Он мечтает о долгой жизни, но кто поручится, что она не будет для него лишь долгим страданием? В отношении счастья не возможен никакой императив, который в строжайшем смысле предписывал бы совершать то, что делает счастливым, т.к. счастье есть идеал не разума, а воображения и покоится на сугубо эмпирических основаниях. Нравственность нельзя построить на такой зыбкой почве, какой является принцип счастья. Если каждый будет стремиться только к своему счастью, то максима человеческого поведения приобретет весьма своеобразную «всеобщность». Возникает «гармония», подобная той, которую изобразил сатирический поэт, нарисовавший сердечное согласие двух супругов, разоряющих друг друга; о, удивительная гармония! Чего хочет он, того хочет и она! кант нравственность категорический императив

Дело не меняется оттого, что во главу угла ставится всеобщее счастье. Здесь люди также не могут договориться между собой, цель неопределенна, средства зыбки, все зависит от мнения, которое весьма непостоянно.

(Поэтому никто не может принудить других людей быть счастливыми так, как он того хочет, как он представляет себе их благополучие.

) Моральный закон только потому мыслиться как объективно необходимый, что он должен иметь силу для каждого, кто обладает разумом и волей.

2. Категорический императив Канта в окончательной формулировке звучит следующим образом: «Поступай так, чтобы максима твоей воли могла всегда стать и принципом всеобщего законодательства». Кант И. Соч. Т.4. Ч.1. С.331 Критика кантовского императива не составляет труда: он формален и абстрактен, как библейские заповеди. Например, не укради.

А если речь идет о куске хлеба: я умираю от голода, и хозяину хлеба потеря этого куска ничем не грозит? Кант вовсе не за то, чтобы люди умирали, а рядом пропадал хлеб. Просто он называет вещи своими именами. На худой конец укради, только не выдавай свой поступок за моральный. Мораль есть мораль, а воровство есть воровство.

В определениях надо быть точным.

У Канта есть небольшая статья с красноречивым названием «О мнимом праве лгать из человеколюбия». Во всех случаях жизни, настаивает философ, надо быть правдивым. Даже если злоумышленник, решивший убить твоего друга, спрашивает у тебя, находится ли его жертва у себя дома, не лги. У тебя нет гарантий, что твоя ложь окажется спасительной.

Ведь возможно, что на вопрос преступника, дома ли тот, кого он задумал убить, ты честно даешь утвердительный ответ, а последний между тем незаметно для тебя вышел и таким образом не попадется убийце и злодеяние не будет совершено.

Если же ты солгал, сказав, что твоего друга нет дома, и он действительно (хотя и не заметно для тебя) вышел, а убийца встретил его на улице и совершил преступление, то тебя с полным основанием следует привлечь к ответственности как виновника его смерти.

Между тем если бы ты сказал правду, насколько ты её знал, то, возможно, что, пока убийца отыскивал бы своего врага в его доме, он был бы схвачен сбежавшимися соседями, и убийство бы не произошло. Правдивость есть долг, и стоит только допустить малейшее исключение из этого закона, как он станет шатким и ни на что не годным. Моральная заповедь не знает исключений.

И все же они мучают Канта. В позднем своем труде – «Метафизика нравов», излагая этическое учение, Кант ко многим параграфам присовокупил своеобразные дополнения, озаглавленные всюду одинаково – «Казуистические вопросы». Выдвинут, например, тезис: самоубийство аморально.

И тут же антитезис-искуситель ставит вопросы: самоубийство ли идти на верную смерть ради спасения отечества? Можно ли вменить вину самоубийство воину, нежелающему попасть в плен? Больному, считающему, что его недуг неизлечим? Вопросы остаются без ответов, но они говорят о том, что Кант не закрывал глаза на противоречия жизни. Он только полагал, что мораль (как и право) не должна приспосабливаться к этим противоречиям. В морали человек приобретает незыблемые опоры, которые могут пошатнуться в кризисной ситуации, но кризис и норма – разные вещи.

Наиболее прочная опора нравственности, единственный истинный источник категорического императива – долг. Только долг, а не какой-либо иной мотив (склонность и пр.) придает поступку моральный характер. «…

Имеются некоторые столь участливо настроенные души, что они и без всякого другого тщеславного или корыстолюбивого побудительного мотива находят внутреннее удовольствие в том, чтобы распространять вокруг себя радость, и им приятно удовлетворенность других, поскольку она дело их рук.

Но я утверждаю, что в этом случае всякий такой поступок, как бы он ни сообразовывался с долгом и как бы он ни был приятным, все же не имеет никакой нравственной ценности». Кант И, Соч. Т. 4. Ч. 1. С. 233

Этот ригористический пассаж вызвал возражения и насмешки. Шиллер не мог удержаться от эпиграммы.

Сомнение совести

Ближним охотно служу, но – увы! – имею к ним склонность. Вот и гложет вопрос: вправду ли нравственен я?

Решение

Нет другого пути; стараясь питать к ним презренье И с отвращеньем в душе, делай, что требует долг!

Впоследствии Кант смягчил свои формулировки. Если первоначально он противопоставил любовь долгу, то впоследствии нашел способ объединить их. Мудрость и мягкость приходят с годами.

А эпиграмма Шиллера, восторженного поклонника Канта, может быть, свое дело сделала: повлияла на философа.

В старости он задаст себе «казуистический» вопрос: «Много ли стоит благодеяние, которое оказывают с холодным сердцем?..» Кант И. Соч. Т. 4. Ч. 2. С. 395

Кант решительно высказывается против любого фанатизма, характеризуя его как «нарушение границ человеческого разума». Даже «героический фанатизм» стоиков не привлекает его» Только трезвое сознание долга руководит проведением мыслящего человека.

«Долг! Ты возвышенное, великое слово, в тебе ничего приятного, что льстило бы людям, ты требуешь подчинения, хотя, чтобы побудить волю, и не угрожаешь тем, что внушало бы естественное отвращение в душе и пугало бы; ты только устанавливаешь закон…

где же твой достойный тебя источник и где же корни твоего благородного происхождения, гордо отвергающего всякое родство со склонностями, и откуда возникают необходимые условия того достоинства, которое только люди могут дать себе? Это может быть только то, что возвышает человека над самим собой (как частью чувственно воспринимаемого мира), что связывает его с порядком вещей, единственно который рассудок может мыслить и которому, вместе с тем подчинен весь чувственно воспринимаемый мир. Это не что иное, как личность…» Кант. И. Соч. Т. 4. Ч. 1. С. 413-414. Личность есть нечто большее, чем носитель сознания, последнее в личности становится самосознанием. Быть личностью – значит быть свободным, реализовать свое самосознание в поведении, ибо природа человека – его свобода, а свобода — это следование долгу.

Человек – дитя двух миров. Принадлежность к чувственно воспринимаемому (феноменальному) миру делает его игрушкой внешней причинности, здесь он подчинен посторонним силам – законам природы и установлениям общества. Но как член интеллигибельного (ноуменального) мира «вещей самих по себе» он наделен свободой.

Эти два мира не антимиры они взаимодействуют друг с другом. Интеллигибельный мир содержит основание чувственно воспринимаемого мира. Так и ноуменальный характер человека лежит в основе его феноменального характера. Беда, когда второй берет верх над первым.

Задача воспитания состоит в том, чтобы человек целиком руководствовался своим ноуменальным характером; принимая то или иное жизненно важное решение, исходил бы не из соображений внешнего порядка (карьера, прибыль и пр.), а исключительно из повеления долга.

Для того чтобы не совершалось обратного, человек наделен совестью – удивительной способностью самоконтроля.

Механизм совести устраняет раздвоенность человека. Нельзя все правильно понимать, но неправильно поступать; одной ногой стоять в мире интеллигибельном, а другой – феноменальном; знать одно, а делать другое. Никакие сделки с совестью невозможны.

Её не усыпишь, рано или поздно она проснется и заставит держать ответ.

Определи себя сам, проникнись сознанием морального долга, следуй ему всегда и везде, сам отвечай за свои поступки – такова квинтэссенция кантовской этики, строгой и бескомпромиссной.

Учение о нравственности находится в центре всей системы Канта. Ему удалось обозначить, если и не объяснить полностью, целый ряд специфических черт морали.

Нравственность не есть психология человека как такового, она не сводится ни к каким-то присущим всем людям элементарным стремлениям, чувствам, влечениям, побуждениям, ни к каким-то особенным уникальным переживаниям, эмоциям отличным от всех остальных психических параметров человека.

Нравственность, конечно, может принимать форму тех или иных психологических явлений в сознании человека, но лишь через воспитание, через подчинение стихии чувств и побуждений особой логике морального долженствования.

Вообще, мораль не сводится к “внутренней механике” душевных импульсов и переживаний человека, а имеет нормативный характер, то есть вменяет человеку определенные действия и сами побуждения к ним по их содержанию, а не по психологическому облику, эмоциональной окраске, душевному настрою.

В этом, прежде всего и состоит объективная природа моральных требований по отношению к индивидуальному сознанию. Этим методологическим разграничением “логики чувств” и “логики морали” Канту удалось обнаружить суть нравственного конфликта в сфере индивидуального сознания, склонностей, влечений, желаний, непосредственных стремлений. Кант поясняет, что “мораль, собственно говоря, есть учение не о том, как мы должны сделать себя счастливыми, а о том, как мы должны стать достойными счастья”. Категория долг – ключевая в кантовской этике.

Философ утверждает,что всегда надо следовать своему долгу, не обращая внимания на то, отразится это или нет на твоем эмпирическом счастье. Ведь выполнение долга носит аналог счастью -самоудовлетворенность.

Одна из исторических заслуг Канта в развитии понятия морали состоит в его указании на принципиальную всеобщность нравственных требований, которая отличает мораль от многих иных схожих с ней социальных нормативов (обычаев, традиций).

Кант обратил внимание на роли личного самосознания в морали, на специфический характер нравственной свободы, на связь этой свободы с особенностями морального долженствования. Свобода рассматривается им как один из определенных аспектов нравственного разума.

Парадокс кантовской этики состоит в том, что, хотя моральное действие и направлено на осуществление природного и морального совершенства, достичь его в этом мире невозможно. Он видит в нравственности духовный источник коренного преобразования и обновления человека и общества. Постановка Кантом проблемы автономности этики, рассмотрение этического идеала, размышления о практическом характере нравственности признаются неоценимым вкладом в философию.

Page 3

Перейти к загрузке файла
  • 1. Гулыга А.В. Немецкая классическая философия. – М.: Мысль, 1986.-334 с, ил.
  • 2. Лавриненко В.Н. Философия: учебник. М: Юристъ, 2001. – 520 с.
  • 3. Кант И. Соч.: В 6 т. М., 1963. “
  • 4. Рассел Б. История западной философии. В 3 кн. Новосибирск: Изд-во Новосиб. ун-та, 1997. – 815 с.
  • 5. Скирбекк Г., Гилье Н. История философии. М.:ВЛАДОС, 2000.- 800с.

  Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter

Источник: https://studwood.ru/537984/etika_i_estetika/kategoricheskiy_imperativ

Категорический императив Канта и «золотое правило» нравственности

Категорический императив Иммануила Канта

«Относись к другим людям так, как хочешь, чтобы они относились к тебе» — наверняка многие из нас хотя бы раз слышали эту фразу или её подобие.

Согласитесь, что воспринимается она как нечто привычное и само собой разумеющееся? Однако это не просто обиходное выражение или пословица – на самом деле эта фраза относится к очень интересному закону, который носит название «категорического императива».

К тому же, он непосредственно связан с ещё одним законом, а если быть точнее, правилом – «золотым правилом» нравственности. В данной статье мы поговорим и о каждом из этих понятий.

Категорический императив

Термин «категорический» императив появился благодаря немецкому философу Иммануилу Канту, который разрабатывал концепцию автономной этики.

Согласно этой концепции, нравственные принципы существуют всегда, не зависят от окружающей среды, и должны быть в постоянной связи друг с другом.

И категорический императив говорит о том, что человек должен использовать особые принципы, которые определяют его поведение.

По Канту, человек является высшей ценностью. Каждый из людей обладает чувством собственного достоинства, которое он защищает от любых посягательств.

Однако и любой другой из людей обладает чувством собственного достоинства. Получается, что один человек имеет свободу выбора способа поведения через призму восприятия другого человека.

А любой поступок оценивается на основе понятий о добре и зле.

Как личность, человек не способен быть мерилом добра и зла. Не существует и совершенного человека, который мог бы быть эталоном этих качеств. Следовательно, понятия о добре и зле перешли к человеку от бога, т.к. он единственно является их носителем. В нравственном сознании человека должна закрепиться идея о боге, как об идеале и нравственном совершенстве.

Согласно определению, человек является главной нравственной ценностью. Бог же для него является нравственным идеалом для самосовершенствования. Учёный сформулировал свой закон так, чтобы он стал основой, на которой строятся человеческие взаимоотношения. Этот закон и называется категорическим императивом.

Основы категорического императива:

  • Человек должен поступать в жизни по правилам, которые имеют силу закона, как для него, так и для других;
  • Человек должен относиться к людям так, как хочет, чтобы они относились к нему;
  • Человек не должен рассматривать другого человека как средство для извлечения личной выгоды.

Теория Канта говорит нам о том, что человек, выбирая, как ему действовать, должен брать во внимание не только свои желания, но и общечеловеческие правила, которые являются для него безусловным повелением (категорическим императивом).

Вообще, взаимосвязь основ категорического императива (в особенности, второй и третьей) представляет собой базу отношений между социумом и человеком, между государством и его гражданином.

Первая же основа является абсолютным нравственным требованием, состоящим в осознании человеком своего долга перед самим собой и другими людьми, основывающегося на свободной и разумной воле.

Ведь любая вещь в мире, как говорит исследователь, обладает относительной ценностью; лишь только разумная и свободная личность ценна сама по себе.

Мораль категорического императива содержит причину в самой себе, а не является результатом чего-либо.

Философ возвышает её над миром, отделяет от множества жизненных связей и противопоставляет реальной действительности, ведь она говорит не о том, что есть на сегодняшний день, а том, как должно быть. И настоящее уважение к личности – это нравственная основа морали и права.

Но в реальной жизни это практически невыполнимо, т.к. в человеческой природе присутствует, как говорит Кант, «изначальное зло» — это эгоизм, стремление лишь к собственному счастью, себялюбие и т.п.

Но, в любом случае, отличие категорического императива от любой подобной предшествующей теории заключается в том, что основа нравственности зиждется не только на счастье и пользе человека, но ещё и в требованиях его разума и принципе гуманизма, который наиболее ярко выражается в «золотом правиле» нравственности.

«Золотое правило» нравственности

Историю «золотого правила» нравственности, подразумевающего под собой основу нравственного поведения, можно смело назвать историей становления нравственности вообще. В том значении, в котором «золотое правило» принято рассматривать сейчас, оно начало применяться в XVIII веке.

Первоначально, ещё при первобытно-общинном строе, был так называемый обычай кровной мести, суть которого заключалась в идее равноценного воздания. Сегодня это кажется жестоким, но в то время именно кровная месть регулировала вражду между родами и обуславливала рамки поведения.

После того как родоплеменные отношения были разрушены, разделение людей на «чужих» и «своих» перестало иметь чёткую грань. Связи людей из разных родов по каким-либо причинам могли быть даже сильнее, чем внутриродовые связи.

Отдельный человек перестал «расплачиваться» за проступки своих родственников, а родовая община перестала отвечать за действия своих отдельных членов.

Отсюда возникла необходимость в появлении нового принципа управления межличностными отношениями, который бы не зависел уже от принадлежности человека к тому или иному виду.

И этим принципом стало рассматриваемое нами «золотое правило», отдельные части которого можно встретить в Ветхом и Новом заветах, учении Конфуция, изречениях семи греческих мудрецов и других источниках, например, в Евангелии от Матфея, где «правило» звучит как: «Итак, во всем как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними…» (Матф. 7, 12). Такая формулировка считается позитивной; есть и негативная: «Не делай другому того, чего не желаешь самому себе».

Под «другим» в «правиле» понимается абсолютно любой человек, а само оно говорит о том, что все люди равны, однако это равенство не делает их одинаковыми и не принижает их достоинства. О равенстве здесь говорится в более глубоком смысле: равенстве в возможности самосовершенствования, равенстве свободы, равенстве в лучших качествах человека, равенстве перед общечеловеческими нормами.

«Золотое правило» подразумевает такую позицию, в которой человек встаёт на место другого: к себе он относится как к другому, а к другому – как к себе. Эта позиция является основой межличностной связи, именуемой любовью.

Так рождается и новая формулировка «правила»: «люби ближнего своего, как самого себя». Другими словами, к каждому человеку следует относиться как к себе в перспективе совершенства – не как к средству, но именно как к цели.

«Золотому правилу» в качестве основы нравственного поведения и сознания всегда уделяли огромное внимание философы. Например, Томас Гоббс видел в нём основу естественных законов, которыми определяется жизнь человека. Т.к.

«правило» может быть понятно каждому, оно способствует ограничению индивидуальных эгоистических притязаний, служащих основой единения людей в государстве.

Джон Локк не рассматривал правило как врождённое – основой правила является всеобщее естественное равенство, и человек, чтобы прийти к общественной добродетели, должен сам его осознать.

Иммануил Кант, в свою очередь, смотрел на традиционные формы «золотого правила» критически. Согласно его мнению, в явном виде оно не даёт возможности оценить уровень нравственного развития человека, т.к.

нравственные требования к самому себе могут быть занижены человеком, он может принять эгоистическую позицию.

Несмотря на то, что «золотое правило» содержит в себе и желания человека, они часто могут сделать его рабом своей природы и создать непреодолимую преграду между ним и миром нравственности – миром свободы.

В качестве заключения

Категорический императив Канта, являющийся центральным понятием его этической доктрины, представляет собой утончённое (с точки зрения философии) «золотое правило», однако между ними не следует ставить знак тождественности.

Мы же с вами всегда должны помнить, что как категорический императив, так и «золотое правило» должны руководить нашими действиями в повседневной жизни. Если мы будем применять на практике вышеназванные основы, наша жизнь наверняка станет в разы гармоничнее, отношения с людьми будут конструктивными, конфликтов и разногласий будет меньше, а взаимного уважения друг к другу станет больше.

Источник: https://4brain.ru/blog/%D0%BA%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%B3%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9-%D0%B8%D0%BC%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B0%D1%82%D0%B8%D0%B2/

Выпуск 388. Категорический императив Канта

Категорический императив Иммануила Канта

В прошлой рассылке мы обсудили Золотое правило нравственности. Но особо продвинутые читатели моей рассылки могли возразить: «Золотое правило давно не в моде, сейчас в тренде категорический императив Канта».

Да, есть такое мнение, поэтому разберёмся, что такое этот императив и как он может повлиять на вашу жизнь.

Кант и котики

Имей мужество
пользоваться собственным умом.
Иммануил Кант

Изучать категорический императив будем на котиках.

Предположим, вы сидели в кресле, а потом резко встали. Но забыли, что на ногах у вас дремлет котик. Когда вы вставали, котик, пытаясь удержаться, выпустил когти вам прямо в ногу. Вы заорали: «Ах, ты, котина ты этакая!»

И тут вы замечаете, что висящий на стене портрет Канта нахмурил брови. Ибо категорический императив Канта гласит:

«Поступай так,
чтобы максима твоей воли
могла бы быть всеобщим законом».

Слово «максима» в данном контексте означает «главный принцип».

То есть, по Канту, вы только что создали всеобщий закон «Орать на котиков», что, конечно же, не делает вам чести.

Но, допустим, котика вы отцепили, перед ним извинились и случайно созданный вами всеобщий закон отменили. Как же теперь поступать, чтобы Кант не хмурился?

Прямо скажем, жизнь у вас будет не такой простой. Согласно Канту внешние правила и установки для вас потеряют всякое значение. Вам придётся создать свой личный кодекс чести, в соответствии с которым и жить дальше.

Кант исходит из того, что вы – это субъект доброй воли, а, следовательно, все ваши поступки – это результат вашего внутреннего выбора. Только в этом случае вы сможете быть по-настоящему свободным.

Вы не можете быть свободным, слушая других, потому что всегда есть вероятность того, что вас банально обманывают и используют в своих целях.

Как только вы сталкиваетесь с ситуацией нравственного выбора, то ваша задача – сформулировать для себя максиму – нравственный принцип, которым вы будете руководствоваться. И эта максима должна следовать категорическому императиву Канта.

То есть все ваши помыслы и поступки должны быть направлены в сторону высшей добродетели. Вы поступаете не потому, что кто-то и что-то считает, а потому, что сами это выбрали.

Есть важное следствие категорического императива: раз вы – это субъект доброй воли, то и остальные люди – это тоже субъекты доброй воли. А раз так, то отсюда следует высший принцип нравственности, который в упрощённом виде можно сформулировать так:

К другому человеку нельзя относиться
как к средству для достижения своих целей.

По отношению к другим людям следует поступать только так: этот человек и его достоинство – это для вас высшая ценность.

По Канту человек – это свободное существо, которое не нуждается в чужих правилах и в чужом мнении. Сам человек и есть автор своих нравственных принципов.

В качестве примера Кант приводит такую ситуацию. Допустим, человек хочет взять деньги в долг. Но при этом он понимает, что вернуть долг у него мало шансов. Но он начинает клясться и божиться, что долг точно отдаст.

То есть максима у этого человека такая: «Обещаю, что хочу, но выполнять не собираюсь». Очевидно, что если сделать эту максиму всеобщим законом, то все договорённости между людьми моментально стали бы невозможными.

Поэтому добродетельный человек сформулирует просьбу дать взаймы максимально близко к реальной ситуации.

Другой пример Канта. Какой-то человек решил всю свою жизнь бездельничать и развлекаться. Насколько эта максима годится?

– Не годится! – строго отвечает Кант, – всё в природе развивает свои способности. Поэтому как разумное творение природы человек не может стать трухлявым пнём, а должен развивать то, что в нём заложено природой. Нехорошо, когда талант ржавеет без дела.

При этом нельзя руководствоваться критериями «приятно» или «неприятно». Если вы решили, что ваша максима «следить за здоровьем», то не надо валяться на диване. А надо вставать и заниматься своим телом.

Сначала решили что-либо, а потом силой воли выполняете то, что решили. Никакие чужие попытки сбить вас с пути нравственности не будут иметь успеха. Сделать гадость, в надежде, что никто не узнает – не выйдет. Вы-то знаете, что делаете гадость, а потому – никаких гадостей!

Вы решили поступить нравственно – вы так поступаете. И точка.

Это был краткий пересказ труда Канта «Основы метафизики нравственности», который он написал ещё в 1785 году.

Но пока не появилось страны, законы которой были бы написаны на основе категорического императива Канта.

Насколько же этот императив применим к реальной жизни?

Совесть взаймы

Если вы имеете совесть,
то вас имеют те,
кто её не имеет.

К самому категорическому императиву придраться невозможно. Всё продумано, цельно и гармонично.

Но есть проблема другого свойства: императив заставляет думать. А думать мало кто хочет. А кто бы и хотел, да не умеет. Остаётся малая горстка людей, которые думать и хотят, и умеют. Но им – лень.

Поэтому скажу так: до Канта надо дорасти.

Вот когда у вас вопросы нравственности и добродетели выйдут на первый план, когда вы начнёте воспринимать окружающих вас людей хотя бы за людей, тогда и самое время задуматься о категорическом императиве.

А пока Золотое правило нравственности – это идеальный вариант. Думать особо не надо: нравится тебе что-то – вот так и поступай с людьми.

Ну, и Канта почитывайте на всякий случай. Захочется подумать – будет о чём.

Добродетель человека
начинается хотя бы
с мыслей о добре.

Источник: https://www.sheremetev.info/rassilka/vypusk-388-kategoricheskij-imperativ-kanta/

Что такое категорический императив Канта? Каким образом формулируется «золотое правило» нравственности?

Категорический императив Иммануила Канта

Такая научная область, как философия, является столь обширной, что несведущему человеку даже невозможно представить насколько огромным является количество тем и проблем, которые изучались и изучаются философами на протяжении человеческой истории, а также современными философами.

Довольно часто философы обращались к вопросам социальных взаимоотношений человека с обществом. Люди — существа социальные, из чего следует, что влияние общества на любого индивида является весьма значимым, а в большинстве случаев — чуть ли не определяющим.

Как гласит одно из самых известных выражений, которые используют люди по всему миру, «относись к людям так, как ты бы хотел, чтобы они относились к тебе».

Практически каждый человек не раз слышал такую фразу от своих друзей или родителей. Со временем выражение обрело статус пословицы.

Нам порой кажется, что это довольно простое выражение появилось само собой, и используют его люди с начала человеческой истории.

На самом деле, это выражение имеет отношение к философии, а именно к интересному закону, которые именуется «категорическим императивом». Также его можно отнести и к «золотому правилу» нравственности. Обо всём этом далее в этой статье.

Что такое категорический императив?

Для начала стоит раскрыть определение термина «категорический императив», которому и посвящена вся эта статья. Чаще всего его можно услышать рядом с именем известного немецкого философа Иммануила Канта, который является основателем этой философской концепции.

Категорическим императивом называет понятие учения Иммануила Канта о морали, которое представляет собой высший принцип нравственности. Само понятие «категорический императив» было впервые использовано Кантом в 1785 году в его работе «Основы метафизики нравственности», а его подробное исследование было представлено в «Критике чистого разума», увидевшей свет в 1788 году.

Концепция автономной этики

Иммануил Кант был поглощён идеей разработки концепции автономной этики. Именно в результате этих исследований и появился впоследствии категорический императив, как часть общей концепции.

Согласно формулируемой концепции, нравственные принципы существуют постоянно, при этом не имеют зависимости от проявлений окружающей среды. Также они должны быть в постоянной связи друг с другом.

Категорический императив гласит о том, что каждый индивид непременно должен использовать особые нравственные принципы, которые определяют его поведение.

Если рассматривать суждения Иммануила Канта, то человек, по его мнению, является высшей ценностью. Каждый индивид обладает чувством собственного достоинства, защищаемое им от любых посягательств извне.

Из положений концепции автономной этики можно выделить следующее: каждый человек может выбрать определённый способ поведения через призму восприятия другого индивида.

При этом любой совершённый индивидом поступок будет оцениваться на принятой обществом понятий о зле и добре.

Если рассматривать человека как личность, то стоит отметить, что в данном контексте он не может являться мерилом добра и зла. В нашем человеческом обществе просто не существует совершенного человека, который бы мог обладать такой способностью, сочетая в себе все эталонные качества.

Кант приходит к мысли, что все понятия о добре и зле являются донесёнными до человека высшим разом, богом. Объяснение этого вывода заключается в том, что именно бог, по мнению Канта, является первоначальным и единственным носителем этих нравственных понятий.

Философ считал, что человеческое сознания непременно должен принять бога, как образца нравственного совершенства и абсолютного идеала.

Человек, по определению, считается главной нравственной ценностью. При этом следует отметить, что идеалом нравственности, на который следует равняться и для которого стоит совершенствоваться, является бог.

Суждение Иммануила Канта во многом сформировало фундаментальные положения, касающиеся взаимоотношений индивидов между собой.

Указанные фундаментальные положения ложатся в основу закона, который и именуется категорическим императивом.

Основы категорического императива

Следует указать основы категорического императива, которые были сформулированы Иммануилом Кантом в ходе его работы над созданием концепции автономной этики:

  • Поступки индивида должны быть ограничены правилами, сила закона которых распространяется на него и на окружающих;
  • Индивид должен демонстрировать то отношение к окружающим его людям, которое он ждёт, чтобы они демонстрировали по отношению к нему;
  • Индивид не должен рассматривать другого индивида в качестве средства достижения своих определённых целей.

Теория, разработанная Кантом, гласит о том, что каждый индивид имеет выбор действия, которое считает правильным, но в то же время правильность совершаемого его действия должна быть подтверждена не только его личным мнением, но и со стороны общечеловеческих норм поведения и морали, которые, в свою очередь, являются для него нормами безусловного поведения, или же категорическим императивом.

Если обратить внимание на указанные выше основы категорического императива, то можно проследить наличие между ними определённой смысловой связи. Особенно сильно это прослеживается у второго и третьего положений.

Взаимосвязь между основами фактически является базой отношений между индивидом и социумом. Также такие отношения, основанные на общечеловеческих нормах и правилах, а также на существующих законах, есть у государства и гражданина.

Первая основа представляет собой абсолютным требованием нравственности, которое предполагает обязательное осознание индивидом своего долга перед самим собой, а также перед окружающими людьми.

Основываться осознание своего долга должно на соображениях разумной и свободной воли.

Как утверждал Кант, любая вещь в мире обладает своей ценностью, которая является относительной, в то время, как свободная и разумная личность является ценной сама по себе.

В то же время Иммануил Кант вполне разумно не допускал мысли об абсолютном господстве норм морали и поведения, которые могли бы царить в социуме.

Кант считал, что человеческая природа содержит в себе «изначальное зло» — то есть, те качества, которые содержатся в каждом человеке изначально, и которые он может время от времени проявлять.

Речь идёт о таких человеческих недостатках, как: стремление к обретению лишь собственного счастья, себялюбие, эгоизм и другие.

  • Главное отличие категорического императива Канта от всех подобных теорий, которые появлялись ранее, заключается в том, что нравственная основа человеческого поведения и его поступков не держит под собой только счастье и пользу в качестве фундамента, но и подразумевает также и наличие требований разума индивида и наличия гуманистического принципа, выражающегося особенно ярко в «золотом правиле» нравственности.

Отсылки к «правилу» у философов

Отсылки к «золотому правилу» нравственности имеются у многих философов, так как он часто ставился в основу изучения вопросов нравственности и поведенческих норм.

  • К примеру, можно взять суждения Томаса Гоббса, который считал данное суждение основой естественных законов, определяющих человеческую жизнь. Следует также учесть важность «золотого правила», заключающееся в его простоте. Это является плюсом для донесения этой идеи до самых простых слоёв населения. Государство имеет свою выгоду в усвоении населения «золотого правила» нравственности – граждане попросту избавляются от эгоистических притязания, становясь одним целым с социумом.
  • Джон Локк считал., что «золотое правило» не является врождённым для человека. Основу правила составляет суждение о всеобщем естественном равенстве, и индивид должен сам прийти к таким важным соображениям.
  • Мнение Иммануила Канта о «золотом правиле» нравственности являлось довольно критическим. Он считал, что данная истина не даёт возможности для корректной оценки уровня нравственности человеческого развития, так как индивид может сам определить границы своего нравственного развития, сознательно занизив их, тем самым выбрав эгоистическую позицию.

Источник: https://psiho.guru/populyarnye-voprosy/chto-takoe/kategoricheskiy-imperativ-chto-eto-takoe-kakim-obrazom-formuliruetsya.html

Военный юрист
Добавить комментарий