Проблемы водопользования реки Самур и экологические проблемы Самурского леса

Самурский лес: ускользающая красота

Проблемы водопользования реки Самур и экологические проблемы Самурского леса

Леса, подобного Самурскому, нет во всей России. И это не впечатление, а истина в строгом научном понимании. Уникальная экосистема в дельте Самура в Южном Дагестане и Северном Азербайджане старше человечества — ей миллионы лет. Но лес постепенно умирает. У него две беды: климатические изменения и человек…

Остатки тропиков в России

Самурский лес — это последний в стране крупный массив широколиственных лиановых лесов. Он является остатками третичных лесов, которые росли в этих местах миллионы лет назад. Гигантские деревья, густой подлесок и множество лиан придают Самурскому лесу тропический облик, словно возвращая нас в давно минувшие эпохи, когда здесь обитали слоны и бегемоты.

Но возраст и красота — не единственное, что делает лес бесценным. У него вполне конкретная «прикладная» экологическая роль: он поддерживает сотни видов редких, уязвимых и находящихся под угрозой исчезновения растений и животных.

Здесь 70 видов деревьев и кустарников, 15 видов лиан и более 30 реликтовых видов растений. Водоемы в дельте реки Самур, питающей лес, являются важными нерестилищами и местами нагула десятков видов рыб бассейна Каспия.

Через дельту Самура ежегодно пролетают миллионы птиц, в том числе более 30 видов, занесенных в Красные книги Международного Союза охраны природы, России и Дагестана.

Российская часть леса является государственным природным заказником федерального значения, ее площадь — более 11 тысяч гектаров; такое же пространство лес занимает на территории Азербайджана, где сейчас создан национальный парк «Самур-Ялама».

Но несмотря на это территория леса продолжает сокращаться. В этом году Всемирный фонд дикой природы (WWF) включил Самурский лес в число пяти древнейших лесов России, которым грозит гибель в ближайшем будущем.

Ничего неожиданного в этом заявлении нет — уверены дагестанские экологи.

«Люди способствуют быстрому вымиранию леса»

— Фактически Самурский лес — это реликтовый лес, то есть вымирающий, не соответствующий нынешним географическим условиям.

Но вымирать он может очень быстро или очень долго, — говорит Гайирбег Абдурахманов, директор крупнейшего на Северном Кавказе профильного научного учреждения — Института экологии и устойчивого развития Дагестанского госуниверситета. — И люди способствуют быстрому вымиранию этого леса.

Что же происходит? Абдурахманов убежден, что главная причина деградации леса — отвод вод реки Самур под нужды людей.

— Это вопрос, который «решен» давно — еще со времени строительства в 1957 году Самур-Дивичинского канала (благодаря которому водой обеспечиваются города Баку, Сумгаит и Ашеронский полуостров. — Ред.). Паводковые самурские воды вымывали из этого леса соли — там много соды — и одновременно кормили этот лес.

Эту воду отвели Азербайджану. В 1962 году я студентом первого курса был в Самурском лесу — там пройти невозможно было, не прорезав себе дорогу.

Сейчас же там можно в модельной обуви ходить… А ведь прошло не 200 и даже не 100 лет… Неблагоприятно влияет на лес и подъем уровня Каспийского моря, обусловленный климатическими явлениями глобального характера. Это дает подпор грунтовым водам, что тоже препятствует вымыванию из них солей в море.

Эти грунтовые воды поднимаются, а они очень агрессивные, — объясняет директор института. — Все это влияет на деградацию Самурского леса. Здесь же «помощником» выступает человек. Вместо того чтобы поддержать лес посадкой свойственных ему видов, мы вырубаем, строим…

WWF тоже называет одной из основных угроз для Самурского леса освоение территории человеком, и с фондом согласны специалисты заповедника «Дагестанский», где перечисляют: вдоль границ лесного массива и внутри него расположено 7 крупных населенных пунктов, в которых проживает более 15 тысяч человек, несколько сельхозпредприятий, таможенные пункты, пограничные заставы. Значительная часть лесного массива эксплуатируется Самурским лесопарком. А летом на побережье Самура приезжает отдыхать больше 100 тысяч человек.

Спорный водозабор

Не менее очевидная угроза — нарушение гидрологического режима Самура. Надземный и подземный стоки реки скоро могут вновь уменьшиться: забирать воду для нужд человека хотят и на российской территории.

С помощью проекта, предполагающего бурение скважин и забор воды из артезианских источников, планируется обеспечить водой остро нуждающиеся в ней Дербент и прилегающие населенные пункты, а также Избербаш. Пока проект приостановлен — из-за протеста местных жителей.

Впрочем, эксперты расходятся во мнении о том, как скажется водозабор на Самурском лесе.

По мнению Гайирбега Абдурахманова, проект, несмотря на его спорность, не определяет будущее леса: забор будет осуществляться не в тех объемах, которые грозят последствиями, к тому же с «нижних» этажей, откуда лес не подпитывается. При этом он отмечает, что взятие воды из скважин у Самурского леса — временная мера, не способная раз и навсегда обеспечить питьевой водой Дербент и другие населенные пункты.

— Негативное воздействие на Самурский лес окажет любое бурение или изъятие воды из поверхностного стока, даже если оно будет осуществляться далеко за пределами заказника, — в свою очередь отмечает старший научный сотрудник Института геологии Дагестанского научного центра РАН Идрис Идрисов. — Вопрос не в том, можно или нельзя добывать воду, а в том, какие объемы воды можно добывать, в каких горизонтах и как организовать эту работу. Нам нужно вести переговоры с Азербайджаном, который добывает значительно большие объемы воды из тех же подземных источников в дельте Самура.

«Не стоит экспериментировать с лесом»

Помочь лесу можно — было бы желание, уверен Гайирбег Абдурахманов.

— Когда меня начинают спрашивать о Самурском лесе, иной раз хочется сказать: оставьте меня в покое! Из 55 лет, что я связан с природой, минимум 30 лет мы говорим об этом лесе: что он очень нужен, всем он нравится. А делается все наоборот, — сетует ученый.

— Правительство Дагестана многократно меня теребило по поводу того, что делать с этим лесом.

Мы с бывшим заместителем министра экологии республики Ахмедом Гаджиевым сделали реальный проект: там, где на территории леса живут в селах люди, создать национальный парк, а небольшую дагестанскую часть леса сделать заповедной.

Все мы рассчитали, съемку сделали — но проект не прошел. Так что серьезных шагов по сохранению Самурского леса в России или СССР не было никогда, а ведь он единственный в своем роде в Палеарктике. А разговорами ничего не спасешь.

Но, возможно, дело все же сдвинется с мертвой точки: для сохранения уникальной экосистемы Правительство России запланировало создать в 2018 году Самурский национальный парк.

Этой работой при поддержке WWF уже начали заниматься специалисты Дагестанского заповедника, республиканского педуниверситета и других научных организаций, говорит замдиректора по научной работе заповедника «Дагестанский» Гаджибек Джамирзоев.

— Сейчас мы проводим комплексное экологическое обследование этих территорий, собираем и анализируем сведения по географии, животному и растительному миру, обсуждаем варианты границ будущего парка, его зонирование и режим охраны, — рассказывает он.

Пока же лес сам справляется с антропогенным воздействием — так же, как тысячи лет до этого переживал радикальные изменения, приспосабливаясь к смене климата и гидрологического режима, говорит Джамирзоев, а наша задача — помочь ему пережить этот критический период.

— Но вопрос в том, хватит ли ему надолго природного потенциала. Думаю, все мы понимаем, что не стоит экспериментировать над Самурским лесом.

Ислам Абакаров

Источник: https://etokavkaz.ru/ekologiya/samurskii-les-uskolzayushchaya-krasota

«Самурский узел»: проблемы нет, есть коррупция!

Проблемы водопользования реки Самур и экологические проблемы Самурского леса

Длящееся уже много лет противостояние жителей нижнего Присамурья с представителями властей, которые намерены выкачивать подземные воды из этого региона, имеет много разных аспектов, чрезвычайно ее усложняющих.

Непреклонность местных жителей, объединившихся в защиту Самурского леса и своего будущего, пока не позволяет развиваться негативному сценарию событий, к чему упорно ведут равнодушие и алчность чиновников. Водно-лесное противостояние

Уникальный реликтовый биогеоценоз — лиановый лес, питаемый водами Самура, является основным полем битвы общественности и чиновников.

Природоохранный статус данной территории является одним из главных аргументов участников экологического движения в его защиту. Занимающий 11,2 тыс.

га заказник федерального значения «Самурский» находится в ведении Государственного природного заповедника «Дагестанский».

Именно угрозы возможных экологических последствий вынудили экспертный совет Госкомэкологии Дагестана в 1992 году отклонить реализацию проекта по водозабору подземных вод Присамурья и созданию водовода, разработанный в конце советского периода.

Однако, проблема нехватки воды в низовье Южного Дагестана, особенно в городе Дербенте, заставила республиканских чиновников вернуться к этому вопросу.

Ищем правду

В качестве самого простого решения этой проблемы власти Дагестана выбрали освоение месторождений подземных вод, расположенных под Самурским лесом и питающих его.

Часть экспертов (директор Института геологии ДНЦ РАН Василий Черкашин и главный гидрогеолог ОАО «Дагестангеология» Садай Агаметов) поддержала власти, заверив, что никакой экологической катастрофы ни лесу, ни хозяйственной деятельности людей водозабор не представляет.

В то же время Агентство по лесному хозяйству РД в лице первого замруководителя Велибека Ферзуллаева высказало совсем иную позицию по этому вопросу (письмо №ВФ-04-853 от 21.09.2012):

«По оценкам специалистов ГУП РЦ «Дагестангеомониторинг», при прогнозных объемах водозабора его воздействие на водный баланс территории приведет к сокращению родникового и руслового стока на территории Самурского леса на 10-15%.

Агентство с пониманием относится к беспокойству жителей с. Самур к проблемам Самурского леса и считает, что откачка подземных вод может сказаться на состоянии лесов в зоне действия водозабора.

В целях сохранения средообразующих, водоохранных, защитных, санитарно-гигиенических, оздоровительных и иных полезных функций лесов считаем, что до начала строительных работ необходимо провести исследования по оценке воздействия на окружающую среду в результате указанных работ, а также экологическую экспертизу проекта строительства водозабора».

Замруководителя федерального агентства по недропользованию (Минприроды России) Игорь Плесовских в письме жителю с. Самур (ИП-03-37/12525 от 13.12.

2012) отметил, что «Роснедра поддерживает предложение Агентства по лесному хозяйству РД о проведении экологической экспертизы проекта строительства водозабора», также его обращение было направлено в Росприроднадзор для проверки правомочности выполнения работ по строительству водозабора подземных вод.

Весьма ценной является справка от директора ГКУ «Самурский лесопарк» Юрия Мевлюдинова (№142 от 01 августа 2013 г.), в которой он связывает нарушение водного режима, усыхание древесной растительности, а также засоление почв вдоль Каспийского моря с постройкой в 1957 г. плотины на р. Самур для передачи воды в Республику Азербайджан (тогда – АзССР).

«В настоящее время существующая устойчивость флоры и фауны Самурского леса обеспечивается только за счет близлежащих к поверхности грунтовых вод. Изменение уровня грунтовых вод может привести к деградации лианового Самурского леса», – резюмирует Мевлюдинов.

Дайте экологическую экспертизу

Острая фаза противостояния, приведшая к столкновениям местных жителей и полиции, вызвала большой общественный резонанс.

Состоявшиеся 20 февраля 2014 года слушания в Общественной Палате РД (ОП РД) по «самурскому» вопросу должны были перевести поиск его решения в конструктивное русло. Впервые представители с.

Самур и у других окрестных сел нижнего Присамурья обсудили эту проблему за общим столом вместе с представителями власти и специалистами гидрогеологами и экологами.

Однако итоговый текст резолюции так и не был официально обнародован.

Согласованная со всеми сторонами позиция о необходимости проведения федеральной экологической экспертизы чиновниками и лояльными им экспертами больше не озвучивалась, хотя данный вопрос поднимался до этого неоднократно, в том числе и Минприроды РФ (см. выше). Также до сих пор никто не увидел проекта самого водовода и водозаборной станции, якобы согласно которому ведутся строительные работы со стороны ООО «Диоген».

В прошлом году заинтересованные силы в чиновничьей среде вновь несколько раз попытались силой реализовать свой проект, каждый раз встречая острый отпор со стороны самурчан.

Для этого в республиканских СМИ они пытались выставить защитников Самурского леса в качестве нарушителей правопорядка и виновников страданий жителей Дербента, замалчивая истинную подоплеку противостояния.

Мораль чиновников так же иллюстрирует тот факт, что для строительства водовода использовались списанные канализационные трубы.

Чиновничий водовод противоречит проекту ФЦП

В этой связи стоит отметить еще один важный момент. В ФЦП «Юг России» (2008-2012 гг.) говорится о водопроводе Самур-Дербент, то есть вода должна была поступать из реки, а не из источника подземных вод, на чем настаивают лоббисты-чиновники.

Имам Яралиев, руководивший им до середины 2015 года, неоднократно предлагал забирать воду именно из Самура, с чем были согласны и жители нижнего Присамурья.

Однако для того, чтобы это осуществить, чиновники в Махачкале должны были отчитаться о потраченных уже средствах и выйти с предложением о выделении еще около 500 млн рублей. Проблемы возникли у чиновников с предоставлением отчетов о потраченных в 2008-13 гг.

в никуда 534,5 млн рулей. По этой причине чиновники не могут запросить дополнительные средства.

Кроме того, забор воды непосредственно из реки, уменьшает объем в реке, откуда активно и в больших объемах отбирает воду Азербайджан (см. ниже). Такой вариант приведет к тому, что общественность обратит внимание на эту давнюю международную проблему незаконного отбора воды со стороны Баку.

В качестве одного из эффективных и недорогих способов решения проблемы могло бы быть использования месторождения подземных вод под самим Дербентом. Внедрение современных систем водоснабжения и контроля водопотребления скорее всего могло бы решить все «водные» проблемы древнего города.

Воровство и коррупция на международном уровне

Что касается водозабора из реки Самур, то тут помимо дополнительных расходов имеются и другие сложности. Самур – пограничная река, и согласно подписанному договору между Россией и Азербайджаном водораспределение осуществляется странами в равных долях за вычетов экологического попуска в 30,5%.

Ранее, согласно протоколу бывшего Минводхоза СССР от 07.10 1967 г., сток реки распределялся следующим образом: 300 млн м3 (16,7%) Дагестану, 889 млн м3 (49,6%) – Азербайджану и 605 млн м3 (33,7%) – экологический попуск в дельту Самура.

Однако и тогда и сейчас львиную долю воды — до 90% — забирает Азербайджан благодаря тому, что им контролируется водораспределительный узел.

Также, вероятнее всего, в этом деле имеется коррупционная составляющая, закрывающая глаза и рот на факты воровства воды со стороны непосредственных ответственных чиновников Дагестана и России.

Тем не менее, информацию об этих нарушениях иногда озвучивают и дагестанские чиновники.

«Азербайджанская сторона нарушает соглашение о рациональном использовании и охране трансграничной реки Самур, забирая дополнительно около 3 кубометров воды в секунду», – высказался в 2014 году первый замминистра экологии и природных ресурсов Дагестана Марат Алиомаров.

О том, что природный комплекс Самурского леса и местные хозяйства страдают от нелимитированного водопотребления, говорят сами азербайджанские гидрологи.

«Реальное водопотребление подчинено экономическим интересам и очень часто, особенно в засушливые годы, осуществляется с нарушением согласованного режима водопользования и полным игнорированием экологических нужд дельты. О нарушении баланса экологического попуска говорит и понижение уровня грунтовых вод в районе устья на три метра…

Из всех антропогенных факторов, влияющих на элементы водных ресурсов Самура, наибольшее влияние оказывают факторы, связанные с уменьшением стока в результате научно не обоснованных заборов воды для хозяйственных нужд.

Значительные потери стока происходят также в процессе эксплуатации гидроузла на реке», – сообщает в своей статье, опубликованной в одном из российских научных журналов в 2012 году, азербайджанский эксперт Рашаил Исмаилов.

Кто-то должен пострадать

Для того, чтобы забирать воду для Дербента непосредственно из Самура необходимо разобраться с масштабными нарушениями со стороны Азербайджана. А для решения этой проблема важна воля не только республиканских, но и федеральных властей, которые смогут вывести на чистую воду чиновников-коррупционеров, торгующих самурской водой.

Однако «самурский» вопрос давно уже поднят на федеральный уровень, его уже назвали одним из главных конфликтогенных факторов, разместивших Дагестан в топ-5 самых «конфликтных» регионов страны.

И «самурский» узел придется распутывать или разрубать уже в самое ближайшее время. В этом случае должны пострадать нечистые на руку чиновники или же должно быть жестко подавлено экологическое движение местного населения и сотворена экологическая катастрофа в Дагестане.

Мурад Селимов

Источник: https://riaderbent.ru/samurskij-uzel-problemy-net-est-korruptsiya.html

Военный юрист
Добавить комментарий